28 мая 2016
Рассмотренные жалобы

Жалоба на статью МК "Политическая проституция сменила пол" - Решение Коллегии

Оглавление


РЕШЕНИЕ

«О жалобе заместителя председателя Государственной Думы С.В. Железняка на газету «Московский комсомолец», ее главного редактора П.Н. Гусева и журналиста Г.В. Янса в связи с публикацией статьи «Политическая проституция сменила пол» 16 марта 2013 г.

 

г. Москва, 14 мая 2013 г. № 85

 

На 82-м заседании Общественной коллегии по жалобам на прессу ad hoc коллегия в составе председателя Палаты медиа-сообщества Михаила Федотова (председательствующий), членов Палаты медиа-сообщества Евгения Абова, Виктора Лошака, Леонида Млечина, Дмитрия Муратова, Леонида Никитинского, Николая Сванидзе, председателя Палаты медиа-аудитории Юрия Казакова, членов Палаты медиа-аудитории Евгения Гонтмахера, Вадима Зиятдинова, Ольги Кучкиной, Дмитрия Орешкина, Григория Томчина, рассмотрела жалобу заместителя председателя Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации Сергея Железняка на газету «Московский комсомолец», ее главного редактора Павла Гусева и журналиста Георгия Янса в связи с публикацией 16 марта 2013 г. статьи «Политическая проституция сменила пол».

Вопросы процедуры. Обе стороны данного информационного спора признали профессионально-этическую юрисдикцию Общественной коллегии и в связи с этим приняли на себя письменное обязательство не продолжать его в судебном или административном порядке.

С учетом изложенных выше обстоятельств дела и руководствуясь положениями своего Устава, Общественная коллегия признала жалобу Сергея Железняка подлежащей рассмотрению в соответствии с мандатом Общественной коллегии по жалобам на прессу.

Перед началом заседания член Палаты медиа-сообщества Николай Сванидзе заявил о наличии конфликта интересов и своей готовности не участвовать в голосовании по проекту решения, а присоединиться к консенсусу, если он будет достигнут.

Позиция заявителя, Сергея Железняка, изложена в его обращении от 4 апреля 2013 г., где, со ссылкой на Закон РФ «О средствах массовой информации» (1991), Кодекс профессиональной этики российского журналиста (1994) и Декларацию Совета Европы о средствах массовой информации и правах человека (1970), выражается мнение, что «статья журналиста Г.Янса «Политическая проституция сменила пол», опубликованная в газете «Московский комсомолец» от 16 марта 2013 г., содержащая непозволительные и недостойные приличного человека высказывания в адрес женщин-депутатов Государственной Думы - И.А.Яровой, Е.Ф.Лаховой и О.Ю.Баталиной, противоречит требованиям российского законодательства о СМИ и принципам профессиональной этики журналиста».

По мнению заявителя, «автор публикации, используя оскорбительные выражения и недвусмысленные сравнения, стремился опорочить и унизить женщин-депутатов Государственной Думы, которые являются не только общественно-политическими деятелями, но прежде всего достойными женщинами, матерями, женами. Г.Янс, рассуждая о политической проституции, умышленно делает акцент на тендерной принадлежности упоминаемых женщин-депутатов. Эксплуатация автором образа проституток и содержанок, имеющего однозначно негативное восприятие в обществе, в отношении конкретных женщин, делает их наиболее уязвимыми от словесных эскапад журналиста, так как подобные заявления со стороны мужчины в цивилизованном обществе просто недопустимы, вне зависимости от отношения автора к упоминаемым лицам».

Заявитель указывает в своем обращении, что «непристойные, скабрезные выражения и откровенно циничное, противоречащее нормам нравственности и морали отношение к женщине не могут иметь место в свободном демократическом обществе под прикрытием свободы слова, мнения и свободы распространения информации».

Заявитель полагает, что журналист Г.Янс «осознанно пренебрег обязанностью уважать права, законные интересы, честь и достоинство граждан, …допустил злоупотребление правом журналиста на свободу слова, а также нарушил правила профессиональной этики и поведения журналиста».

Заявитель сожалеет, что «главный редактор газеты «Московский комсомолец» П.Гусев тоже не нашел ничего зазорного в циничных и противоречащих нормам морали и принципам профессиональной этики журналиста фразах, использованных Г.Янсом в публикации, и отказался принести извинения женщинам-депутатам Государственной Думы, в адрес которых прозвучали оскорбительные сравнения.

Таким образом, П.Гусев по сути присоединился к опубликованной позиции Г.Янса в отношении женщин-депутатов Государственной Думы и должен разделить ответственность наряду с автором статьи».

Заявитель просит Общественную коллегию «рассмотреть названную статью и дать профессиональную, а также морально-этическую оценку главному редактору газеты «Московский комсомолец» П.Гусеву и журналисту Г.Янсу в связи с этим инцидентом». Он полагает, что «обсуждение этого факта и выработка четкой позиции журналистского сообщества поможет лучше определить параметры допустимого с этической стороны в деятельности уважающих себя и профессию журналистов, а также главных редакторов средств массовой информации. Это позволило бы снизить происходящую в нашем обществе девальвацию значимости журналистской профессии и СМИ, а также укрепить уважение к ответственной гражданской позиции и общественной значимости деятельности журналистов».

Позиция редакции газеты «Московский комсомолец» отражена в письме ее главного редактора Павла Гусева и журналиста Георгия Янса в адрес Общественной коллегии. В письме, в частности, говорится, что обращение Сергея Железняка в связи с публикацией спорной статьи является необоснованным, обвинения в адрес редакции, главного редактора и журналиста – надуманными, а доводы жалобы – несостоятельными.

Кроме того, по мнению редакции и автора спорной статьи, заявитель, С. Железняк, «является ненадлежащим заявителем и ненадлежащей стороной в данном споре». Такой вывод они делают на основании пункта 4.4. Устава Общественной коллегии, где указано, что правом на обращение в Коллегию обладают любые лица, заинтересованные в оценке деятельности того или иного журналиста, редактора, редакции с точки зрения соблюдения и уважения принципов и норм профессиональной журналистской этики. «Заинтересованное лицо - это лицо, чьи права и законные интересы могут быть ущемлены или нарушены, - указывается в письме. - Реализация своего права на обращение заинтересованным лицом возможна только в том случае, если оспариваемыми действиями нарушены права и охраняемые законом интересы этого лица, обратившегося с иском, жалобой, заявлением и целью предъявленного иска или жалобы является восстановление этих нарушенных интересов». А поскольку в спорной публикации С. Железняк не упоминается, ни о нем, ни о его деятельности в статье речь не идет, постольку он не может считаться лицом, заинтересованным в оценке деятельности автора статьи, а также редакции «Московского комсомольца». Напротив, «рассмотрение настоящей жалобы возможно с участием действительно заинтересованных лиц, которыми следует считать «женщин-депутатов Государственной Думы – И.А.Яровую, Е.Ф.Лахову и О.Ю.Баталину», а не любое заявившееся лицо». В письме указывается также, что статья 29 Конституции РФ и пункт 1 статьи 10 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод гарантирует каждому свободу выражения мнений. Действия журналиста и редакции полностью соответствуют требованиям указанных норм. Точно так же спорная статья никак не нарушает требований Закона РФ «О средствах массовой информации».

Обращаясь к конкретным претензиям, содержащимся в обращении С. Железняка, редакция и автор спорной статьи пишут, что:

- «в статье «Политическая проституция сменила пол» нет ни единого слова об упоминаемых в контексте статьи депутатах Государственной Думы И.А.Яровой, Е.Ф.Лаховой и О.Ю.Баталиной, которые бы касались их качеств как женщин, матерей или жен или содержали какие-либо негативные, отрицательные характеристики того, как они выполняют свой сугубо женский долг и обязанности матери или жены»;

- слово «проституция» употребляется в статье только в переносном смысле в словосочетании «политическая проституция». «Учитывая политическую тематику статьи, ее информационную составляющую с точки зрения лексической стилистики русского языка, использование автором данного выражения и словосочетания «политическая проституция» и родственного ему по значению и толкованию словосочетания «политическая проститутка» представляется оправданным и обоснованным»;

- термин «политические проститутки» часто употреблялся в работах В.И. Ленина по отношению к тем, кто допускал «идейные шатания». «Эпитет «проститутки» в отношении политических противников в работах В.И.Ленина встречается: «проститутки освобожденства» (имеются в виду деятели Союза Освобождения – зародыша будущей кадетской партии), «проститутки капитализма», «проститутки буржуазного либерализма». Или, например, в письме Ленина ЦК РСДРП от 7 сентября 1905 года: «Да разве можно с этими проститутками без протоколов конферировать?». Лидер большевиков В.И.Ленин «позволил» себе даже персонально назвать «проституткой» знаменитого немецкого марксиста Карла Каутского. В 1915 году в статье «Крах II Интернационала» Ленин написал: «Вполне правы Фр. Меринг и Роза Люксембург, называющие Каутского за это проституткой»;

- термин «политические проститутки» является типичным для публицистов ХХ века и нашего времени. Так, «в ноябре 2012 года немецкая газета «Quer Borgfelde» напечатала статью под названием «Meisterinnen der politischen Prostitution» («Мастерицы политической проституции»). В числе таких «мастериц» в статье фигурируют, в частности, депутаты бундестага Кристина Шрёдер (однофамилица Герхарда Шрёдера) и Урсула фон дер Лайен. Обе дамы - депутаты от ХДС. Кроме того, Кристина Шрёдер - министр по вопросам семьи, женщин и молодежи, а фон дер Лайен - министр труда и социального развития. Депутатских истерик в Германии не наблюдалось»;

- «образное выражение «политическая проститутка» устойчиво связано с политическими деятелями, людьми от политики, готовыми поступиться, изменить свои политические взгляды, устои ради чего-то, ради какой-либо выгоды; которые неоднократно поменяли политические партии и идеологии». Данные доводы редакции, говорится в письме «Московского комсомольца» и автора спорной статьи, «подтверждаются Заключением специалиста в области лингвистического исследования № 000916/14/77001/132013/И-11, пришедшего в ходе лингвистического исследования статьи «Политическая проституция сменила пол» к следующему выводу: «В современном русском языке и в контексте статьи Георгия Янса «Политическая проституция сменила пол» словосочетание «политическая проституция» имеет значение «изменение политических взглядов и позиций на прямо противоположные ради собственной выгоды»;

- содержащаяся в спорной статье информация, касающаяся квартиры депутата И.А. Яровой, соответствует действительности, а ее обнародование является правомерным в силу закона «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам», который обязывает предоставлять сведения о расходах супругов и несовершеннолетних детей в том случае, если сумма сделки превышает общий доход семьи за три года;

- «взгляды политика И. А. Яровой за период её политической деятельности существенно изменились, что позволяет её оппонентам обвинять депутата в «конъюнктурности» и «беспринципности». В 1997-2007 годах Яровая являлась активным сторонником «Яблока», отличалась демократическими взглядами, остро критиковала политику власти и «Единой России», осуждала практику перехода депутатов из одной партии в другую. Эти сведения являются общеизвестными и соответствующими действительности»;

- «Никаких сведений, которые бы относились к порочащим или умаляли какие бы то ни было права и законные интересы в отношения депутата Государственной Думы ФС РФ Лаховой Е.Ф. в спорной статье распространено не было»;

- содержащиеся в спорной статье сведения, касающиеся депутата Государственной Думы Ольги Баталиной, подтверждаются ее выступлениями в парламенте: «10 июля 2012 года во время ратификации российско-американского соглашения об усыновлении Баталина заявила, что «отказ от ратификации по сути бросает на произвол судьбы всех детей, которые сегодня … российской стороной никак не защищены. Они, к сожалению, не могут быть устроены для жизни на территории РФ», но в декабре 2012 года её мнение кардинально изменилось — во время принятия антимагнитского закона она заявила, что «безнравственно — перекладывать заботу о российских детях на плечи граждан любой другой страны. Мы не имеем права лишать их родного дома, родной страны, возможности изучения родных традиций»… Стенограмма заседания июльского заседания доступна на сайте парламента»;

- «несостоятельны обвинения заявителя и в том, что публикация статья нарушает чье бы то ни было право на неприкосновенность частной жизни. В статье «Политическая проституция сменила пол» нет никаких сведений, которые бы относились к охраняемым сведениям о частной жизни упомянутых в статье женщин-депутатов»;

- в своем обращении С. Железняк безосновательно относит содержащий выводы фрагмент спорной статьи «исключительно на счет упомянутых им женщин-депутатов Государственной думы – И.А.Яровой, Е.Ф.Лаховой и О.Ю.Баталиной, вырвав данный фрагмент из общего контекста статьи, сократив его, отбросив начало и конец текста, тем самым, изменив суть и содержательно-смысловую его направленность». В письме подчеркивается, что, во-первых, «женщины-депутаты Государственной думы – И.А.Яровая, Е.Ф.Лахова и О.Ю.Баталина» здесь не упоминаются. Сведения о таком явлении как «политическая проституция» являются обобщающими – о типичных событиях, явлении, о типичном поведении представителей каких-либо групп. Во-вторых, данные сведения не являются утверждениями о фактах в отношении кого бы то ни было. Данный текст представляет собой теоретико-аналитическую информацию и суждения автора статьи о социальных, политических явлениях, закономерностях, а также содержит оценочные суждения – о конкретных качествах и поступках, является выражением мнение автора»;

- «заявитель Железняк С.В. изменил и исказил смысл и содержание статьи, либо через пень-колоду читая интересующую его статью либо преднамеренно ложно утверждая, что здесь речь идет о проституции в ее прямом и буквальном смысле, а автор «преследует» именно «гендерную принадлежность упоминаемых женщин-депутатов». Достаточно сравнить текст жалобы Железняка С.В. и текст статьи «Политическая проституция сменила пол», чтобы воочию убедиться, что «акцент на гендерной принадлежности упоминаемых женщин-депутатов» делает именно сам заявитель Железняк С.В.»;

- «голословны утверждения заявителя о злоупотреблении свободой массовой информации, регламентированном статьей 4 Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации"… Ни редакция газеты, ни автор статьи при публикации вышеуказанной статья никоим образом не нарушили какие-либо права или законные интересы третьих лиц, а также не допускали злоупотребления свободой массовой информации».

В письме редакции и автора спорной статьи указывается также на безосновательность претензий заявителя в адрес главного редактора газеты «Московский Комсомолец» П. Гусева. «То, что мнение главного редактора газеты «Московский Комсомолец» Гусева П.Н. не совпало с мнением заявителя Железняка С.В., депутатов Государственной думы ФС РФ, фракции «Единая Россия», и он не предал огульному и истеричному обвинению и поруганию статью, журналиста и автора статьи «Политическая проституция сменила пол», а высказал свое принципиальное профессиональное мнение, отличное от мнения заявителя и иже с ним, не является основанием для ответственности Главного редактора и обсуждения «морально-этической оценки» самого Главного редактора».

В письме обращается внимание также на то, что информационным поводом для публикации спорной статьи «послужил широко обсуждаемый в обществе скандал с незадекларированной квартирой депутата И.А.Яровой, на что прямо указано в тексте статьи, а также смена депутатами своих политических пристрастий и мнений. При публикации спорной статьи и распространении содержащихся в статье сведений Редакция газеты «Московский Комсомолец» и автор Георгий Янс исходили исключительно из целей массовой информации и общественных интересов: информирования о происходящих событиях, фактах, изученных журналистом, обобщенных и проанализированных им в своей авторской статье, касающейся политических деятелей – депутатов Государственной думы ФС РФ и их политической деятельности».

Обстоятельства, установленные в ходе заседания Общественной коллегии.

Заявитель, заместитель председателя Государственной Думы Федерального Собрания РФ Сергей Железняк пояснил, что его обращение касается исключительно профессионально-этических вопросов. Он видит смысл рассмотрения жалобы Общественной коллегией не в том, чтобы определить вину редакции газеты «Московский комсомолец» и автора спорной статьи, а в том, чтобы понять мнение профессионального сообщества относительно допустимости применения определенных выражений в отношении женщин. По его мнению, недопустимо сравнение женщин с проститутками вне зависимости от рода их деятельности, так как это выходит за рамки кодекса журналистской этики. Заявитель выразил убеждение, что в спорной статье есть явно выделенные гендерные аспекты – прежде всего, в названии и в двух последних абзацах.

По мнению С. Железняка, у журналиста должна быть свобода, но само журналистское сообщество обязано определить, можно ли использовать термин «проститутка» в отношении женщин, занимающихся политикой. Внимание читателей привлекает именно термин «проституция». Опускаясь до таких формулировок, журналист не только оскорбляет героев своей публикации, но и роняет собственный авторитет, вредит всей журналистской профессии. При этом он подчеркнул, что термин «политическая проституция» никогда не использовался Лениным в отношении женщин.

С. Железняк предположил, что статья Г. Янса явилась реакцией руководства газеты «Московский комсомолец» на прошедшее в Государственной Думе за закрытыми дверями совещание, на котором было принято решение подготовить поправки в Закон о СМИ с прямым запретом на публикацию объявлений об услугах сексуального характера. (В газете «Московский комсомолец» размещаются подобные частные объявления.)

Отвечая на вопросы членов Общественной коллегии, Сергей Железняк отметил, что «иезуитство этой статьи заключается в том, что женщины должны доказывать, что они не проститутки. Женщины более уязвимы в отношении подобных высказываний. Если бы статья Г. Янса касалась депутатов-мужчин, то они сами должны были бы себя защищать. Но в данном случае задета честь женщин, а обязанность мужчины – защищать женщину. И я защищаю их как мужчина и коллега».

С. Железняк пояснил, что ничего не знал об оскорбительных высказываниях Владимира Жириновского в отношении депутата Оксаны Дмитриевой. Оценивая известные высказывания депутата Андрея Исаева в твиттере про «мерзкий, подлый, грязный наезд на 3-х женщин-депутатов» в «желтой газетенке», С. Железняк подчеркнул, что социальные сети не являются средствами массовой информации, а сообщения в них не имеют такого влияния, как публикации в серьезных газетах. Он обратил внимание на тот факт, что в высказываниях депутата А. Исаева нигде не упоминается газета «Московский комсомолец», а термин «мелкие твари» касается не журналистов, а интернет-пользователей.

С. Железняк подчеркнул, что нередко говорят о журналистах как о представителях «второй древнейшей профессии». Последнее, по его мнению, неверно в принципе, потому, что первой была профессия собирателя, а второй – охотника. Но даже и без этого уточнения любая ассоциация журналистской деятельности с проституцией неприятна.

Уточнив, что он не требует наказать редакцию рублем или обязать дать опровержение, заявитель подчеркнул, что все упомянутые в статье эпизоды он считает тем более абсурдными, что главный редактор «Московского комсомольца» Павел Гусев сам когда-то был секретарем райкома комсомола, а потом резко поменял политические взгляды. Если так, то «почему политик не может перейти в другую партию, если она больше соответствует его взглядам?»

Идеальным вариантом реакции Павла Гусева на претензии депутатов было бы, по мнению заявителя, публичное заявление о том, что автор спорной статьи реализовал свое личное право на свободу выражения мнений. Однако Гусев пошел на эскалацию конфликта, заявив, что полностью солидарен с автором.

С. Железняк подчеркнул, что от степени готовности журналистов к саморегулированию будет зависеть стремление власти все урегулировать в сфере СМИ.

Выступивший по приглашению заявителя журналист Генрих Боровик назвал «Московский комсомолец» одной из лучших российских газет. Термин «политическая проституция», по его мнению, никакого отношения «к физиологии, к сексуальным услугам не имеет». Конечно, «можно было написать эту статью элегантнее. Разбираться надо, но делать из этого конфликт, замешанный на физиологической почве, незачем. Иначе получаются какие-то кухонные дебаты».

Главный редактор газеты «Московский комсомолец» Павел Гусев пояснил, что «политическая проституция» - давно известный термин, широко применявшийся в политических дебатах в Германии, Великобритании, России. Никакого отношения к женским или детским проблемам термин «политическая проституция», как и спорная статья, не имеет. Статья не носила заказного характера, тема не обсуждалась заранее, материал главный редактор не правил. «Я впервые увидел ее уже на полосе». Георгий Янс не получал от редакции никаких заданий. Что касается заголовка, то его придумал заместитель главного редактора Айдер Муждабаев, который обычно ставит около половины заголовков в номере газеты. Рубрика « Свободная тема», под которой была опубликована спорная статья, предназначается только для авторов, не являющихся сотрудниками редакции – известных журналистов, политиков, политологов.

По мнению П. Гусева, обращение Сергея Железняка в Коллегию по поводу статьи, «которая не носит физиологического оттенка», показывает, как представители власти понимают свободу слова. «Я просил женщин-депутатов подать в суд, но они этого не сделали. Когда заявитель обратился в Общественную коллегию, я сразу согласился, т.к. знаю эту структуру, ее уникальный опыт».

Касаясь высказанного С. Железняком предположения о том, что статья Г. Янса была задумана как ответ на подготовку в Государственной Думе закона, запрещающего рекламу сексуальных услуг в СМИ, П. Гусев заметил, что сомневается в достоверности информации о якобы имевшем место совещании депутатов – инициаторов поправки. «Если бы такое совещание действительно имело место, то взрыв публикаций был бы гарантирован».

Отвечая на вопросы членов Общественной коллегии, Павел Гусев подчеркнул, что был возмущен высказываниями депутата А. Исаева в твиттере. И что он рассматривает эти высказывания (как и обнародованные следом законодательные инициативы ряда депутатов Государственной Думы в области СМИ) как попытку ограничить свободу массовой информации. П.Гусев обратил внимание присутствующих на прозвучавшие в ходе заседания Общественной коллегии слова Сергея Железняка о том, что журналистское сообщество должно наладить эффективную систему саморегулирования, «если не хочет, чтобы государство взяло регулирование деятельности журналистов в свои руки». Я думаю, сказал П. Гусев, «что в выступлении Железняка звучит угроза, недопустимая для демократического государства».

П. Гусев отметил, что важно обозначить жанр спорной статьи. «Что это? Памфлет? Таблоидная заметка или аналитическая статья?» В рубрике «Свободная тема» в газете выступают серьезные авторы, которые никак не связаны ни с редакцией, ни с редакционной политикой. «Некоторые тексты мы не берем, если они плохо написаны или нарушают закон о СМИ».

П. Гусев проинформировал Общественную коллегию, что никто из депутатов не обращался в редакцию газеты «Московский комсомолец» с просьбой дать возможность выступить на газетной полосе со своей позицией.

Автор спорной статьи, журналист Георгий Янс заметил, что обычно газетная статья живет один день. Однако данная статья благодаря развернувшейся вокруг нее полемике живет уже не одну неделю; в интернете ее прочитали уже больше 100 тыс. человек. Автор публикации подчеркнул, что «не называл женщин-депутатов проститутками», а писал «исключительно о политических проститутках, как о политическом явлении, которое становится нормой жизни».

Отвечая на вопросы членов Общественной коллегии, Георгий Янс уточнил, первоначальный заголовок в его рукописи был другим, однако ему понравился тот заголовок, который был предложен заместителем главного редактора А. Муждабаевым. Как пояснил автор публикации, в первоначальном варианте статьи фигурировал также и депутат Исаев, но он не вписался в гендерную тематику. Подчеркнув, что женщина сегодня, особенно в политике, всё больше обретает характер мужчины, становится жесткой, бессердечной, Г. Янс напомнил, что в пьесе Тренева «Любовь Яровая» у героев, готовых отправить на расстрел своих близких, хотя бы были идеалы, ради которых совершались такие «поступки».

Выступившая на стороне газеты «Московский комсомолец» юрист Надежда Амелина пояснила, что данный информационный спор нельзя рассматривать вне правового контекста. «С точки зрения требований закона, мы считаем доводы Сергея Железняка несостоятельными. Георгий Янс – наш внештатный автор. Ни частная жизнь, ни семейные отношения не были предметом публикации. Речь шла исключительно о политической деятельности женщин-депутатов». По мнению юриста, тема проституции, на которой делает акцент заявитель, не являлась предметом публикации. «Вся фактологическая база указана в статье. Автор увидел связь между получением квартиры и политической ориентацией депутата. Имеет ли право журналист писать о политической проституции? Да, это старое, устоявшееся понятие, которое использовалось, например, Жириновским в отношении депутата Оксаны Дмитриевой».

Отвечая на вопросы членов Общественной коллегии, Н. Амелина пояснила, что Сергей Железняк обратился в Общественную коллегию именно как заместитель председателя Государственной Думы, т.к. написал свою жалобу на официальном бланке. Она отметила, что отсутствие женщин-депутатов среди авторов жалобы может объясняться просто: они не считают себя оскорбленными спорной статьей. «Нет и никаких исковых заявлений. В вину Гусеву ставится то, что он не признал публикацию ошибкой. Но ведь статья Янса соответствует закону о СМИ и этическим правилам журналистской профессии».

Выступивший на стороне газеты «Московский комсомолец» политолог Станислав Белковский пояснил, что термин «политическая проститутка» скорее лестное, чем обидное определение. Его применяли к Талейрану, Троцкому, другим видным историческим деятелям. Политическая проституция не является уголовно наказуемым деянием, а следовательно, невозможно ставить вопрос о диффамации. Героями данной статьи являются депутаты вне зависимости от их пола. Иначе это была бы дискриминация по признаку пола. Многие женщины-депутаты стали известны именно благодаря данной статье, ставшей предметом информационного спора.

На заседании Общественной коллегии были оглашены основные тезисы экспертного мнения доктора философских наук, профессора Светланы Шайхитдиновой, зав. кафедрой журналистики Казанского (Приволжского) Федерального университета, члена экспертно-консультационного совета при управлении Роскомнадзора по Республике Татарстан. При обсуждении этих тезисов заявитель, Сергей Железняк пожелал эксперту «никогда не оказаться в положении героинь спорной публикации». В свою очередь, представитель редакции газеты «Московский комсомолец» Надежда Амелина попросила Общественную коллегию приобщить к материалам данного информационного спора заключение

эксперта, приглашенного редакцией, что и было сделано. Её же предложение предоставить данному эксперту возможность выступить на заседании с пояснениями не было поддержано сторонами информационного спора.

С учетом всего изложенного выше Общественная коллегия приняла следующее решение.

РЕШЕНИЕ

1. Общественная коллегия по жалобам на прессу расценивает согласие обеих сторон рассмотреть данный информационный спор в рамках установленных процедур профессионально-этического саморегулирования и гражданского со-регулирования как проявление обоюдного стремления к разрешению конфликта в формате конструктивного диалога. Коллегия подчеркивает в то же время, что любые попытки государственного вмешательства в сферу профессиональной этики не могут быть терпимы в демократическом правовом государстве.

Рассматривая данный информационный спор в общем контексте развивающихся атак на свободу массовой информации, Общественная коллегия напоминает, что согласно Софийской декларации ЮНЕСКО (1997), «профессионально правильные методы журналистской работы являются наиболее эффективной гарантией от правительственных ограничений и давления со стороны особо заинтересованных групп. Любые попытки установления норм и руководящих принципов должны исходить от самих журналистов».

2. Общественная коллегия полагает, что спорная публикация по жанру относится к политическому памфлету, который, приближаясь к фельетону, допускает иную стилистику, чем более строгие жанры. В таком жанре рискованные сравнения по отношению к публичным фигурам политических деятелей служат приемом привлечения внимания читателей, а не раскрытия темы, которая в данном случае никак не связана с «гендерной проблемой». При этом нельзя не учитывать общую стилистику газеты, рассчитанной на массового читателя: она допускает некоторую повышенную «задиристость», полемические «перехлесты» и т.п. Не следует также забывать, что достаточная резкость и откровенность выражений была характерной чертой русской публицистики 19-го – начала 20-го веков, хотя в современной журналистике и интернет-комментариях авторы нередко этим злоупотребляют.

3. Общественная коллегия признает справедливым экспертное мнение доктора философских наук, профессора Светланы Шайхитдиновой и прилагает его к настоящему решению. Коллегия в основном соглашается с основными выводами эксперта, а именно с тем, что:

- «в публикации газеты «Московский комсомолец» от 16 марта 2013г. «Политическая проституция сменила пол» (автор Георгий Янс) не содержится оскорбительных выражений в чей-либо адрес и недвусмысленных сравнений;

- речевое высказывание «Появился тип женщин — политических содержанок, которые готовы “лечь” под любую партию…», а также другие образные речевые высказывания, приведенные в публикации «Политическая проституция сменила пол», не содержат сведений, порочащих гражданина по половой принадлежности и нарушающих нормы морали;

- в публикации «Политическая проституция сменила пол» не обнаружено речевых высказываний, которые своим содержанием и формой подачи нарушали бы нормы профессиональной этики журналиста и информационного права».

4. Общественная коллегия отвергает довод редакции газеты «Московский комсомолец» о том, что заместитель председателя Государственной Думы Сергей Железняк якобы является ненадлежащим заявителем в данном информационном споре, поскольку в статье Георгия Янса «Политическая проституция сменила пол» он никоим образом не затрагивается. Общественная коллегия понимает норму, содержащуюся в пункте 4.4. ее Устава, в том смысле, что заявителем может выступать любое лицо, которое хотело бы узнать мнение Общественной коллегии в отношении тех или иных спорных в этическом или профессиональном плане публикациях, теле- или радиопередачах, поведении журналиста и т.п.

5. По мнению Общественной коллегии, тот факт, что публикация Георгия Янса стала не только предметом широкой общественной полемики, но и поводом для формирования законодательных инициатив, нацеленных на ужесточение правил функционирования средств массовой информации в Российской Федерации, свидетельствует об отсутствии ясного представления у многих российских законодателей относительно социальных функций прессы, а равно и понимания значения института свободы прессы как краеугольного камня демократического правового государства. В этой связи Общественная коллегия напоминает о своем решении от 14 декабря 2009 г. № 39 «О жалобе Общественной палаты Березовского городского округа Свердловской области на газету «Комсомольская правда» в связи с публикацией статьи «За интерес к сексу – «Комсомолку» закрыть, а редактора наказать!».

В этом решении Общественная коллегия отметила необходимость «создания в стране системы медиаобразования, интегрированного в гуманитарные и естественнонаучные дисциплины начальной, общей и средней школы. Системное обучение детей и их родителей адекватному восприятию и критическому осмыслению продукции средств массовой информации, несомненно, поможет формированию у них гражданского сознания, попутно обеспечивая развитие навыков сопротивления попыткам манипулирования сознанием со стороны СМИ и тех, кто готов использовать прессу вразрез с ее общепризнанными функциями в демократическом правовом государстве. В свою очередь, это могло бы стимулировать формирование в стране общественного консенсуса в вопросе о миссии журналистов в современной России». Общественная коллегия полагает, что знание особенностей процесса формирования и восприятия массовой информации поможет нашим гражданам – и не в последнюю очередь самим журналистам – понять, что журналистика должна выполнять свой общественный долг: выявлять реальные процессы и проблемы, правдиво рассказывать о них аудитории.

6. Общественная коллегия находит, что в статье Георгия Янса есть определенная бестактность, которая придает сугубо идеологическому понятию «политическая проституция» определенно излишний в контексте статьи оттенок. В этой связи Общественная коллегия напоминает, что журналист, согласно Декларации принципов поведения журналистов (МФЖ), «обязан учитывать опасность дискриминации, которая может возникнуть для человека из-за деятельности средств массовой информации. Он должен делать все возможное, чтобы не допускать в публикациях такого рода дискриминацию, обыгрывая, в частности, признаки расы, пола, сексуальной ориентации, языка, религии, политических и других убеждений, а также национального и социального происхождения».

7. Общественная коллегия обращает внимание на то, что изложенные в спорной статье журналистом факты не оспариваются заявителем, который, что существенно, признает право автора на свободу мнений. Обе стороны информационного спора обращают при этом внимание на то, что текст Г. Янса был опубликован в рубрике «Свободная тема», предполагающей значительную степень отстраненности редакции от содержания материала.

По мнению Общественной коллегии, спор при таком совпадении мнений по двум основополагающим позициям оказывается сводимым, во-первых, к вопросу о приемлемой стилистике, о выборе выражений. А, во-вторых, к вопросу о том, можно ли писать о политиках-женщинах в тех же выражениях, что и о политиках-мужчинах?

Общественная коллегия полагает, что аккуратный, адекватный, соответствующий представлениям о культуре и приличиях в профессии выбор слов и выражений соответствует принятым в обществе представлениям о журналистике качественной, достойной своего читателя, в том числе, реализуемой в жанре политического памфлета. Коллегия исходит из того, что чувство меры и такта, уважение к человеку (даже и в ситуации защиты общественного интереса), готовность и способность проявлять профессиональную точность и ответственность перед своей аудиторией, а не диктат и угроза репрессий, являются и выражением, и наилучшей гарантией уважения обществом свободы мнения журналиста и профессионализма редактора.

8. Общественная коллегия напоминает обеим сторонам настоящего информационного спора, что в силу моральных обязательств, принятых ими на себя при подписании Соглашения о признании профессионально-этической юрисдикции Общественной коллегии, настоящее решение является обязательным для исполнения обеими сторонами. Оно кладет конец данному информационному спору и не предполагает его продолжения в суде или в иных органах государственной власти или местного самоуправления.

9. Общественная коллегия предлагает обеим сторонам информационного спора разместить полный текст данного решения на интернет-сайтах, находящихся в их распоряжении.

10. Общественная коллегия просит:

редакции журналов «Журналист» и «Информационное право» - опубликовать состоявшееся решение Общественной коллегии;

Факультет журналистики МГУ им. М.В.Ломоносова, а также факультеты журналистики других вузов – обсудить состоявшееся решение Общественной коллегии со студентами, изучающими профессиональную этику;

Комиссию Общественной палаты Российской Федерации по коммуникациям, информационной политике и свободе слова в средствах массовой информации – принять к сведению состоявшееся решение Общественной коллегии.

Настоящее решение принято консенсусом.

Председательствующий,
М.А.Федотов, доктор юридических наук, профессор

Подрыв деловой репутации, укрепление негативных стереотипов, искажение высказываний, изложение несуществующих фактов, сокрытие истинной информации, необоснованное обвинение, публикация за взятку или взятка за непубликацию - жалуйтесь, если ваши права были нарушены, а интересы ущемлены прессой!

Подать жалобу