Оглавление

РЕШЕНИЕ

«О жалобе Смаль Ж.А. на опубликование Телеканалом РЕН ТВ фильма «Русская Ванга», содержащего сюжет о схимонахине Феодосии.

 

г. Москва, 05 сентября 2013 г. №93

 

На 90-м заседании Общественной коллегии по жалобам на прессу ad hoc коллегия в составе председателя Палаты медиа-аудитории Юрия Казакова (председательствующий), члена Палаты медиа-сообщества Евгения Абова, членов Палаты медиа-аудитории Евгения Гонтмахера, Сергея Ениколопова, прот. о. Александра Макарова, Григория Томчина рассмотрела жалобу Смаль Жанны Александровны в связи с опубликованием Телеканалом РЕН ТВ телесюжета о схимонахине Феодосии, одной из персонажей фильма «Русская Ванга».

Вопросы процедуры. Заявитель, Ж.А. Смаль, подписала Соглашение о признании профессионально-этической юрисдикции Общественной коллегии и в связи с этим приняла на себя письменное обязательство не продолжать дела в судебном или административном порядке.

Телеканал РЕН ТВ к моменту проведения заседания на письменное обращение Общественной коллегии не ответил и готовности сотрудничать в разрешении настоящего информационного спора не проявил.

С учетом изложенных выше обстоятельств дела и руководствуясь положениями своего Устава Общественная коллегия по жалобам на прессу признала жалобу Ж.А. Смаль подлежащей рассмотрению в соответствии со своим мандатом.

Позиция заявителя, Ж.А. Смаль, в настоящем обращении в Коллегию изложена следующим образом. В программе, вышедшей в эфир на канале REN-TV 22 февраля 2013 г. «идёт речь о жительнице города Скопин Наталье Косоротовой (в миру), сейчас схимонахине Феодосии. Сюжет снят, как разоблачающий наличие в ней “святой силы”. Некорректно подан сам материал - съёмки ведутся в келье монахини скрытой камерой, без разрешения, а что касается использования личного изображения - оно используется многократно с использованием эффекта светящихся зрачков, что свидетельствует о неуважении к теме и лично к гражданину(ке) чьё личное изображение использовано таким образом. В сюжете многократно ведётся речь о “чудесах”, “волшебстве”, что совершенно не совместимо с православием. У медиааудитории, а именно у общественной организации “За

Веру православную”, чьи интересы я уполномочена представлять одновременно с интересами монахини Феодосии, сохраняются претензии к руководству канала REN-TV - о праве на многократный показ некорректного сюжета, а также к журналистам, которые готовили этот сюжет». По утверждению заявителя, «характер сюжета и способ подачи материала его авторами задевают чувства верующих и нарушают нормы и правила профессионального поведения журналиста».

Позиция Телеканала РЕН ТВ на момент проведения заседания оставалась не проясненной. Ответа на своё обращение к руководству с предложением о сотрудничестве в рассмотрении жалобы Коллегия не получила.

Обстоятельства, установленные в ходе заседания Общественной коллегии. Коллегия была уведомлена председательствующим о том, что настоящее обращение Ж.А. Смаль с просьбой о рассмотрении материала, посвященного схимонахине Феодосии, является повторным.

Первое обращение, от 28 мая 2013 г., связанное с публикацией материала «Наша Ванга» в эфире телеканала НТВ («Программа Максимум», 08.08.2011 г.), не было принято Коллегией за отсутствием реально существующего адресата жалобы. (выпуск «Программы Максимум», на которую пожаловалась заявитель, был прекращен телекомпанией НТВ в декабре 2012 г.).

В повторном обращении в Коллегию Ж.А. Смаль содержалось утверждение, что повторы сюжета, по поводу которого ею подавалась первая жалоба, «идут, в частности, в программе на Ren-TV» и приводилась ссылка на конкретный выпуск программы «Ещё не вечер» от 22.02.2013 г, в которой прошел фильм «Русская Ванга».

Фрагменты, посвященные непосредственно «матушке Феодосии» (общая продолжительность около четырех минут из сорокасемиминутного выпуска программы) были просмотрены членами ad hoc коллегии совместно с заявителем.

Прозвучавшие в выступлении Ж.А. Смаль претензии и аргументы в их обоснование могут быть сведены к двум основным позициям.

1. В сюжете допущено некорректное сравнение Ванги, не имевшей отношения к вере и церкви, со схимонахиней матушкой Феодосией. («Сравнение её с Вангой некорректно потому, что Ванга не являлась монахиней, не была приобщена церкви. В случае с матушкой Феодосией речь должна идти о церкви, её постулатах и догмах, воспринимаемых как истина, о духовных ценностях, о вере и об особенностях православия, но никак не о феномене, который связывается с Вангой». Люди ожидают встречи с матушкой Феодосией потому, что здесь - «истина, православие, вера, за которой пришли люди к человеку духовному, с духовным саном, к схимонахине».)

2. Журналисты, готовившие сюжет, допустили вмешательство в частную жизнь человека, обладающего к тому же «духовным саном». Напомнив, что использование личного изображения регламентируется

Гражданским кодексом РФ, и что за матушкой Феодосией, в миру Натальей Косоротовой, «сохраняются все гражданские права, в частности, право на защиту личного изображения», заявитель выразила сомнение в том, что изображение, которое увидели телезрители, «было использовано с согласия матушки Феодосии», а также «той послушницы, которая помогает ей вести приём населения».

Заявитель решительно не согласилась со способом, которым это изображение было получено (по её мнению, в материале «было использовано изображение матушки Феодосии, лежащей у себя в келье», журналисты при этом пользовались скрытой камерой), и с тем, с какой целью оно было использовано. Именно к «матушке Феодосии» и состоянию её здоровья заявитель относит закадровую фразу, прозвучавшую в начале выпуска: «Полумёртвый человек. Может ли он давать предсказания?»

Заявитель пояснила, что «матушка Феодосия», находящаяся «в преклонном возрасте, «действительно страдает повышенным давлением, часто лежит под капельницей». И что именно потому, что матушка больна и находится в постели, «рядом с ней находится человек, который за ней ухаживает и переводит её слова, поскольку матушка недослышит».

Сославшись в обоснование своих представлений о «морально-этических нормах, которые предписываются в работе журналиста», на четыре статьи утратившего силу Кодекса профессиональной этики журналиста (1991 г.), а также на ст. 3 действующего Кодекса профессиональной этики российского журналиста, заявитель вернулась к доминирующей мотивации своего обращения в Коллегию.

«Наверное, основная претензия тех, кто обратился за защитой и с критикой этого сюжета, состоит в том, что некорректно было вставлять сюжет о православной церкви, поскольку тема эта настолько сейчас щепетильна, – в связи с последними событиями. Часто ведутся разговоры об оскорблении чувств верующих. И, наверное, лишний раз поднимать эту тему так некорректно, так не раскрыто было в принципе неправильно. (…) Противоречия между культурными, в частности, религиозными ценностями имеют огромное значение для России. Это продемонстрировало и последнее посещение Храма, когда привозили крест Андрея Первозванного и пояс Богородицы, что, в общем то показало, насколько ценна православная культура для России, и суд над группой, которую я не буду называть по этическим соображениям, которая была осуждена за правонарушения, которые были совершены в храме. Тема это актуальнейшая, и лишний раз выставлять вот так вот, забавы ради, либо на потребу рейтинга, сюжет о православии нужно с большей тщательностью, большей осторожностью и более корректно».

Отвечая на вопросы членов Коллегии, Ж.А. Смаль уточнила, что жалоба её направлена, прежде всего, «в защиту прав конкретной личности», матушки Феодосии, «деятельность которой сейчас лежит в лоне церкви. Поэтому естественно и уместно было говорить о православии и о том, что связано с её деятельностью, о её чести и достоинстве». Заявитель настаивала на том, что права «матушки Феодосии» нарушены «в контексте её деятельности», что говорить можно о репутационном вреде, а также на том, что сам «сюжет построен на домыслах и предположениях, что неприемлемо в принципе для журналистской практики».

На вопрос: сказалось ли появление этого сюжета на отношениях «матушки Феодосии» с её социальным институтом, заявитель ответила, что встреча с журналистами, которые, по словам заявителя, «входили без стука», «вели себя беспардонно», имели для неё тяжелые последствия, «которые выразились как в физических страданиях, так и в моральных». Сам факт «задействования личности, приобщенной к православной церкви, в сюжете о феноменах паранормальных, причинило матушке Феодосии жестокие моральные страдания, ей было буквально физически плохо». Заявитель пояснила при этом, что речь идет о поведении и образе действий журналистов НТВ, авторов сюжета.

Отвечая на вопрос: согласна ли заявитель с тем, что журналисты вправе вести исследование персоны, вызывающей общественный интерес, Ж.А. Смаль ответила: «Безусловно, доступными и законными средствами».

На вопрос: по какой причине заявитель в подкрепление жалобы на тележурналистов обращается к профессионально-этическим документам, один из которых давно не действует, а другой относится только и исключительно к членам Союза журналистов России, а не к Хартии телерадиовещателей, под которой стоят подписи телекомпаний НТВ и РЕН ТВ, Ж.А. Смаль ответила дала следующий ответ: «Я опираюсь на те документы, которые (…) благостно перекочевали в нашу реальность и содержатся в брошюре М.А. Федотова «Саморегулирование в сфере СМИ: альтернатива суду и цензуре». Они приводятся в ней как постулат. Ассамблея ООН прошла в 1949 году, но, тем не менее, основополагающие принципы перешли во все системы права».

На вопрос: имеет ли право светский журналист писать о церкви, и если да, то каким «каноном» он должен при этом руководствоваться, заявитель ответила: «Конечно, да; руководствуясь профессиональной этикой».

На уточняющий вопрос: не настаивает ли заявитель, выдвигающий обвинение против журналистов в «некорректном отношении к догматам церкви», на том, что журналист, пишущий о православии, обязан исходить из представлений о себе православной церкви, заявитель ответила: нет, от журналиста ожидаются «исключительно корректность и этика».

Детализуя своё видение ошибок, допущенных журналистами, заявитель пояснила, что в сюжете, построенном по принципу клипа, «не проведена черта: это – православие, а это – экстрасенсорика. Журналист должен был провести этот водораздел. В православии действуют совершенно иные законы и принципы. Чтобы достигнуть прозорливости, нужно соблюдать определенный образ жизни, пройти через какие-то испытания».

В сюжете «всё свелось к феноменам паранормальных явлений, что совершенно ненормально. Некорректно говорить о церкви и о человеке с духовным саном как об обладающем паранормальными способностями.

Некорректно задаваться вопросом: это очередная легенда – или что-то настоящее? На такие вопросы и сам господь Бог, и сама церковь ответа не знают».

«Если исследовать вопрос о паранормальных явлениях, тогда надо было говорить, что существует православная вера, и она по молитвам даёт исцеление, - и отдельно существует каста экстрасенсов. Этого разделения не было проведено. Сюжет о Феодосии вышел под шапкой «русская Ванга». И что, матушка Феодосия - наследница Ванги? Феномен паранормальных явлений некорректно обсуждать с использованием личности Натальи Косоротовой. (…) Здесь, помимо вторжения в частную жизнь, нарушены были честь и достоинство, потому что она человек воцерковленный и принадлежит православной церкви».

Заявитель предположила, что рядовым журналистам, работающим в телекомпаниях, «вообще незнакомы этические нормы, раз можно было спокойно и свободно через них переступить. Руководство не беспокоится о том, чтобы познакомить их с Хартией телерадиовещателей и прочими соглашениями, которые содержат именно этические нормы».

Члены Коллегии приняли к сведению подход и выводы «мнения эксперта» проф. С.К Шайхитдиновой. Согласно выводам эксперта-исследователя,

- Фильм «Русская Ванга» не является документальным, он может быть отнесен к такому формату (который характерен именно для канала НТВ) как «докудрама». Этот формат пополняет ряд эфирных и печатных текстов так называемого «нового журнализма»

В основе данного телевизионного продукта лежит некая идея, под которую «подстраиваются» «подтверждающие факты», добытые журналистскими методами (интервью, наблюдение, репортажные картинки), что придает правдоподобность сконструированной концепции. Объективное освещение реальности не является целью этого рода телевизионного продукта. Его цель – привлечь массового зрителя, используя эффективные манипулятивные способы: идея должна быть драматической, интригующей, домысел и вымысел подаются в тесной связке с документальным материалом, за счет которого достигается эффект правдоподобия. Возможно использование спецэффектов и постановочных кадров. Операторская съемка и монтаж активно работают на замысел. В жертву ему приносятся документальные герои, их реальные жизненные ситуации, обстоятельства, судьбы. Таким образом рейтинговый бизнес-продукт привлекает рекламодателя. (…)

Сюжет фильма «Русская Ванга» продолжительностью 47 мин.14 сек. выстраивается на мистической идее о том, что прорицательница Ванга после своей смерти оставила свою последовательницу. Телевизионщики ищут эту последовательницу среди российских жителей (среди них есть и «казахская Ванга»), обладающих неординарными способностями. (…)

Матушка Феодосия – одна из многих документальных героинь этого фильма. Ей посвящено в общей сложности около 4-х минут: на 5мин.49 сек.-

8 мин.50 сек. фильма дается информация о ней. Информация выстраивается в соответствии с сюжетной линией как «чудо превращения обычной девчонки в ясновидящую». Информация о том, что после 18-ти лет сна у нее открылось «внутреннее зрение» сопровождается показом во весь экран глаз, но, скорее всего, не глаз матушки Феодосии. Показывается также ее дом, ее изображение. Уважающие ее односельчане, которые ходят к ней лечиться и с другими проблемами, отвечают на вопросы о ней. В этом же отрезке матушку Феодосию голос за кадром называет «рязанской Вангой». Интонационно выделено его сообщение о том, что матушка Феодосия принимает только ночью.

В отрезке на 39 мин.35 сек. по 40 мин.35 сек. сообщается, что телевизионщики встали в очередь, которая выстраивается к матушке Феодосии с утра, а прием начинается только с десяти вечера. Посетители из очереди, которые говорят на экране, снимаются, как можно заключить по ракурсу кадра, скрытой камерой. В келье, куда попадает под видом посетительницы журналистка, съемка и запись ведется скрытой камерой. В келье темно, ничего не видно. Записан вопрос журналистки и ответ послушницы, которая говорит за матушку Феодосию».

По мнению эксперта:

- В связи с тем, что использованы журналистские методы сбора информации, фильм «Русская Ванга» может быть оценен на позициях профессиональной этики журналиста. При этом в фильме нарушены такие принципы как:

- уважение к личности героев произведения. (В фильме, где биографические сведения, высказывания, личные изображения героев, информация о них из уст близких и круга общения используется в угоду придуманному, нежурналистскому замыслу, умаляются таким образом честь и достоинство героев).

- корректность сбора информации (недопустимость скрытой камеры в материалах, не являющихся журналистским расследованием, сбор информации инкогнито, без информирования о том, что информация была взята и будет использована в телевизионном фильме);

- невмешательство в частную жизнь (проникновение в жилище со скрытой камерой);

- недопустимость дискриминации по конфессиональному признаку – некорректными интерпретациями и контекстом в сюжете с матушкой Феодосией нарушены права православных верующих.

«Журналист имеет право сбора информации в любых местах, где не запрещено законом, однако это право дается ему только в случае общественно значимой проблемы. В связи с тем, что идея фильма «Русская Ванга», как говорилось выше, является сконструированной, не имеющей отношение к журналистской проблематике, поведение телевизионщиков как журналистов не оправдано и может рассматриваться как манипулятивный прием.

В сюжете с матушкой Феодосией имеет место жесткое навязывание интерпретации ее дара в контексте, чуждом ее мировоззрению и мировоззрению православных верующих.

Эксперт считает, что, в фильме «Русская Ванга» «нарушены принципы профессиональной этики журналиста: 1) уважение к личности героев произведения; 2) корректность сбора информации; 3) невмешательство в частную жизнь; 4) недопустимость дискриминации по конфессиональному признаку». При этом «первые три принципа нарушаются по ходу всего фильма. Четвертый принцип нарушен в сюжете, связанном с матушкой Феодосией».

Обстоятельства, установленные по завершении заседания Коллегии.

7 сентября 2013 г., т.е. уже после заседания по жалобе Ж.А. Смаль и по выработке основы проекта настоящего решения, Коллегия получила официальный ответ Телеканала РЕН ТВ:

«В отношении жалобы адвоката Смаль Ж.А. о выходе в эфир Телеканала РЕН ТВ сюжета о жительнице города Скопин Косоротовой Наталье (схимонахине Феодосии) сообщаем, что программа «Русская Ванга» из цикла телевизионных программ «ещё не вечер» в эфире Телеканала РЕН ТВ 22 февраля 2013 года не выходила.

Указанный цикл телевизионных программ был исключён из программного блока Телеканала РЕН ТВ в 2012 году. Последний раз указанная программа выходила в эфир Телеканала 23 марта 2012 года. Последующие показы программы не осуществлялись и к выходу в эфир не планируются.

Таким образом, информация, содержащаяся в обращении адвоката Смаль Ж.А., не соответствует действительности.

Надеемся, что настоящий ответ разрешит возникшую ситуацию».

Ответ юридической службы телеканала на дополнительный вопрос: мог ли рассматриваемый Коллегией сюжет выйти на РЕН ТВ в августе 2011 года, был следующим: «Программа «Еще не вечер. Русская Ванга» действительно выходила в эфир телеканала РЕН ТВ 08.08.2011 года с 18.00 до 19.00. Указанный ролик по внешним признакам похож на эфирную запись». (Ответ получен 16 сентября 2013 г.)

С учетом всего изложенного выше Общественная коллегия приняла следующее решение.

РЕШЕНИЕ

1. Коллегия сожалеет, что ответ и уточнение Телекомпании РЕН ТВ были получены уже по проведении заседания по жалобе Ж.А Смаль.

1.1. Введение в заблуждение Коллегии (пусть невольное) заявителем в том, что касается даты выхода в эфир телесюжета, посвященного «матушке Феодосии» в фильме «Русская Ванга», привело к созданию досадного прецедента: отказавшись от рассмотрения текста программы, уже прекратившей существование на телеканале НТВ, Коллегия рассмотрела жалобу на эфир другой программы: как выяснилось, также прекратившей существование, но уже на телеканале РЕН ТВ, который выступил в роли ретранслятора телевизионного продукта, ставшего предметом информационного спора.

2. В ситуации выбора «меньшего из зол», проявившейся по факту, Коллегия принимает решение довести до конца рассмотрение жалобы Ж.А. Смаль по существу, хотя и с необходимой оговоркой: как ситуацию утратившую конкретного адресата, но при этом модельную, связанную с повторяющимся обращением ряда российских телекомпаний к «чуду» и «чудесному» как предмету заведомого интереса массового телезрителя и способу обеспечить телеканалу, включившему передачу такого рода в сетку, заведомо высокий зрительский спрос.

3. Оценивая сюжет, ставший предметом информационного спора, Коллегия поддерживает мнение эксперта о том, что фильм «Русская Ванга» выполнен в жанре «докудрамы». И что телезритель столкнулся в данном случае с распространенным, но при этом достаточно специфическим телевизионным продуктом, в основании которого «лежит некая идея, под которую “подстраиваются” “подтверждающие факты”, добытые журналистскими методами (интервью, наблюдение, репортажные картинки), что придает правдоподобность сконструированной концепции». Коллегия обращает особое внимание на следующее замечание эксперта: «Объективное освещение реальности не является целью этого рода телевизионного продукта. Его цель – привлечь массового зрителя, используя эффективные манипулятивные способы. Идея должна быть драматической, интригующей, домысел и вымысел подаются в тесной связке с документальным материалом, за счет которого достигается эффект правдоподобия. Возможно использование спецэффектов и постановочных кадров. Операторская съемка и монтаж активно работают на замысел. В жертву ему приносятся документальные герои, их реальные жизненные ситуации, обстоятельства, судьбы. Таким образом рейтинговый бизнес-продукт привлекает рекламодателя».

4. Коллегия полагает, что сказанное экспертом об «эффективных манипулятивных способах» и о «связке» правды, домысла и вымысла исключает оценку телевизионного продукта подобного рода как продукта собственно журналистского, т.е. такого, по отношению к которому могут и должны применяться критерии профессиональной этики журналиста в чистом виде. Речь в данном случае может и должна вестись, как представляется, в первую очередь о медиаэтике: как о системе нормативных требований и установлений, включая запреты и ограничения, предъявляемых к своему сотруднику и результату его труда конкретной медиакорпорацией (в данном случае – телекомпанией или телеканалом).

4.1. В том, что касается оценки характера и качества публичного образа конкретных людей, становящихся объектами внимания журналистов,

профессионально-этические представления и требования, предъявляемые к авторам текста, должны применяться, по мнению Коллегии, в возможно более полном объёме, но при этом с обязательным учетом документов конкретных медикорпораций, содержащих такие представления и требования и при этом доступных публичному обозрению, или же с позициями документов, принимаемых медиакорпорациями совместно, в порядке установления общеодобряемых правил поведения на определенной медийной территории.

5. Сказанное означает, что применительно к сюжету «Русская Ванга» позиции телеканалов, в эфир которых выпускался данный сюжет, должны оцениваться в соответствии с критериями, принципами, нормами, зафиксированными в Хартии телерадиовещателей (Хартия ТРВ, 1999), под которой стоят подписи телеканалов НТВ и РЕН ТВ, а позиции тележурналистов, готовивших сюжет к эфиру, - еще и в соответствии со стандартами профессиональной журналистской этики, корреспондирующимся с мировой журналистской практикой. (Последнее относится, прежде всего, к тем конфликтным – на перспективу - позициям или ситуациям, которые по каким-то причинам выпали из поля зрения создателей российского телевизионного медиаэтического документа.)

6. Коллегия напоминает, что Хартия телерадиовещателей содержит специальный раздел «Защита прав и законных интересов граждан и организаций, общественного здоровья и нравственности», который открывается требованием «уважения и соблюдения неприкосновенности частной жизни». «Сбор, хранение и использование информации о частной жизни лица, включая аудиозапись, фото- и видеосъемку на частной территории без его согласия не допускаются»: такова позиция Хартии, специально оговаривающей, что под частной территорией в ней понимаются «любое жилое помещение, домостроение, включая приусадебную территорию; номера в гостиницах, пансионатах, санаториях и т.п.; больничные палаты».

6.1. Допуская исключения из установленных ею правил о неприкосновенности частной жизни», обоснованные «необходимостью защиты общественных интересов или прав и свобод других лиц», Хартия ТРВ прочитывает общественные интересы предельно узко (как «необходимость защиты основ конституционного строя, предотвращение угрозы безопасности государства; обнаружение преступления; защита общественного здоровья и безопасности населения; предупреждение общества от введения в заблуждение какими-либо действиями, документами или сообщениями лица или организации»), - не давая определения или критериев ситуаций, относящихся к «правам и свободам других лиц».

6.2. Коллегия готова допустить, что журналисты, предпринявшие «исследование» случая «матушки Феодосии» в формате «докудрамы», полагали свою работу связанной с реализации функции «общественного интереса»: в значении и понимании близком обозначенному Хартией ТРВ. Коллегия находит, однако, что отмеченные экспертом нарушения ими профессиональных принципов, норм и правил (проявление неуважения к личности и частной жизни конкретного человека; использование средств и способов сбора информации, противоречащих букве и духу закона и профессиональной этики) не позволяют полагать этот мотив или это оправдание действующим.

7. Коллегия не поддерживает мнения эксперта о том, что в сюжете обнаруживается дискриминация по конфессиональному признаку и не находит в нем признаков нарушения прав православных верующих.

8. Коллегия безусловно разделяет озабоченность заявителя тем, что руководители телеканалов, подписавших в своё время Хартию ТРВ, не предпринимают должных усилий к тому, чтобы медиаэтические нормы, зафиксированные этим документом, воспринимались сотрудниками телекомпаний и, в том числе, журналистами, как предназначенные для повседневной профессиональной практики.

9. Коллегия с сожалением отмечает недостаточность и неточность представлений заявителя о профессиональной этике журналиста, связывая именно с этим обстоятельством произвольность ряда критериев и требований, предъявляемых Ж.А. Смаль к журналисту в качестве «профессионально-этических». Конкретный пример подобного рода – обвинение в «недобросовестности» журналиста на том основании, что он не провел «водораздел» между Вангой и «матушкой Феодосией» по признаку, предполагающемуся заявителем не просто самоочевидным, но обязательным к учету для журналиста. (Первая – человек с паранормальными способностями, вторая принадлежит «к православию, где действуют совершенно иные законы и принципы».) Полагая полезным воспроизвести аргумент, прозвучавший при выработке решения: «мы имеем дело не с учебным фильмом, сделанным для семинарии», Коллегия напоминает о том, что требования, предъявляемые к журналисту, не могут носить характер выборочный, определяемый, в том числе, конфессиональными требованиями или предпочтениями, поскольку при этом неизбежно задевается принцип свободы выражения мнений.

9.1. Определенно не находя сюжет, посвященный «матушке Феодосии» (по консультации, полученной Коллегией, схимонахиня всё же не духовный сан и речь в данном случае не идет о «представителе церкви»), «сюжетом о православии», тем более – выставляемым «забавы ради, либо на потребу рейтинга», и не находя этот сюжет задевающим чувства верующих, Коллегия напоминает заявителю его же слова о том, что в своей деятельности журналист должен руководствоваться нормами закона и профессиональной этики.

9.2. Сказанное означает, в том числе, что и при подготовке материалов, рассчитанных на человеческое любопытство в материалах отношении паранормальных явлений, в том числе, и материалах, журналисты, редакторы и владельцы СМИ не должны забывать о конкретном человеке, становящемся объектом его профессионального внимания, об уважении его чести, достоинства, репутации.

9.3. Нарушение данной, базовой профессионально-этической и медиаэтической нормы в материалах, рассчитанных на повышенный зрительский интерес, в том числе, выстраиваемых в формате «докудрамы», когда элемент сенсационности конструируется с использованием журналистских приёмов, а исследование проблем, имеющих общественный интерес (или же поднимаемых до уровня общественного интереса), заменяется имитацией «журналистского расследования», может иметь следствием нарушение права гражданина на получение достоверной и надежной информации, т.е. приводить к конфликту прав и интересов, определенно задевающему и гражданина, и журналиста, т.е. определенно нежелательному ни гражданскому обществу, ни журналистской профессии.

10. Учитывая сказанное и рассматривая настоящий конфликт как модельный, Коллегия предлагает обратить внимание на сказанное в первую очередь руководителей и журналистов телеканалов НТВ и РЕН ТВ: как производителей и распространителей продукта в известной мере «матричного», как можно предположить, сохраняющего «потребительскую» мотивацию (а не просто коммерческую привлекательность) для воспроизведения в том или ином виде.

11. Общественная коллегия просит:

- редакции журналов «Журналист» и «Информационное право» - опубликовать состоявшееся решение Общественной коллегии;

- Факультет журналистики МГУ им. М.В.Ломоносова, а также факультеты журналистики других вузов – обсудить состоявшееся решение Общественной коллегии со студентами, изучающими профессиональную этику журналиста и медиаэтику;

- Комиссию Общественной палаты Российской Федерации по поддержке средств массовой информации как основы гражданского общества, обеспечению свободы слова и доступу к информации- – принять к сведению состоявшееся решение Общественной коллегии.

Настоящее решение принято консенсусом

Председательствующий, Ю.В. Казаков

Подать жалобу

Укрепление негативных стереотипов, искажение высказываний, изложение несуществующих фактов, сокрытие истинной информации, необоснованное обвинение, публикация за взятку или взятка за непубликацию - жалуйтесь, если ваши права были нарушены, а интересы ущемлены прессой!

«Черная метка» СМИ

В практике Коллегии так называется письменное уведомление СМИ о поступившей жалобе на его материалы

Редакция СМИ вправе не реагировать на данное уведомление, однако ее ответ или участие в заседании демонстрирует высокий уровень профессиональной культуры и повышает градус доверия к нему со стороны общества. Мы ведем список всех СМИ, на которые поступали жалобы, фиксируем наиболее частых нарушителей и тех, кто игнорирует правила и принципы саморегулирования СМИ.

Посмотреть список СМИ