Оглавление

 

РЕШЕНИЕ

 

«О жалобе А.В. Анисимовой, Р.А. Миниахметова и Р.А. Саволайнена на публикацию «Любовь Запада» в программе «Реакция» на телеканале «Санкт-Петербург». (Автор материала  - Валерий Татаров, дата выхода в эфир – 29.09.2014 г.)

 

 г. Москва, 27 марта 2015 г.                                                        № 120

 

На 117-м заседании Общественной коллегии по жалобам на прессу ad hoc коллегия в составе председателя Палаты медиааудитории Юрия Казакова (председательствующий), членов Палаты медиасообщества Александра Копейки, Леонида Никитинского, Алексея Симонова, членов Палаты медиааудитории Татьяны Андреевой, Дмитрия Орешкина рассмотрела жалобу А.В. Анисимовой, Р.А. Миниахметова и Р.А. Саволайнена на публикацию «Любовь Запада» в программе «Реакция» на телеканале «Санкт-Петербург». (Автор материала  - Валерий Татаров, дата выхода в эфир – 29.09.2014 г.)

 

Вопросы процедуры. Заявители, А.В. Анисимова, Р.А. Миниахметов и Р.А. Саволайнен, подписали Соглашения о признании профессионально-этической юрисдикции Общественной коллегии по жалобам на прессу и приняли на себя письменное обязательство не продолжать данный информационный спор в судебном или ином правовом порядке.

Адресат жалобы, телеканал «Санкт-Петербург» в лице Генерального директора С.М. Боярского, выразил убеждение, что обращение названных заявителей «не подлежит рассмотрению Коллегией» и отказался как от подписания Соглашения с Коллегией, так и от участия в рассмотрении информационного спора.

Позиция заявителя, предполагающая нарушение автором публикации стандартов и нормативных основ профессиональной этики журналиста, изложена в жалобе следующим образом. «В данном эфире ведущим были допущены высказывания, унижающие достоинство, представляющие собой вмешательство в частную жизнь, стимулирующие дискриминацию в отношении ЛГБТ-граждан (…). Кроме того, непроверенные слухи выдавались ведущим за достоверные факты.

Неприемлемыми с точки зрения журналистской этики, на наш взгляд, являются высказывания, унижающие достоинство ЛГБТ-граждан. К числу таких высказываний относятся следующие:

- «…фестиваль сексуальных меньшинств или, проще говоря, извращенцев»;

- «…определенную группу людей, нуждающихся в любви и жалости – извращенцев»;

- «…если бы кто-то из сочувствующих сексуальным меньшевикам»; - «…честное имя педераста-интернационалиста»;

- «… пасс педерастам и лесбиянкам»;

- «…не тот друг, кто тебя из навоза вытащил. А уж если ты в него попал, так сиди и не чирикай».

Признавая право журналиста давать оценку тем или иным событиям, людям, публичному поведению людей, отстаивать свои ценности, тем не менее, обращаем внимание Коллегии на недопустимость унижения как отдельных людей, так и отдельных групп граждан. (…) Кроме того – и это поразило нас больше всего – данная программа содержит также высказывания, которые могут быть расценены как направленные на разжигание ненависти к гомосексуалам, которые могут спровоцировать дискриминацию и насилие в отношении них:

- «…одобряющие репрессии к России официальные лица выделяют извращенцев как особую группу людей, нуждающихся в особой любви и жалости»;

- «… если бы кто-то из сочувствующих сексуальным меньшевикам дал им толковый совет в столь трудное для страны время не выпендриваться в компании с официальными недругами России»;

- «…их еще и превращают в борцов против традиций собственной родины»;

- «…одним от Запада санкции и ненависть, другим, что на Донбассе – братские могилы гражданского населения, а другим – сюси-пуси»;

- «…но именно эти… кхм… товарищи и лютуют на Донбассе»;

- «хорошо ли будет от этого самим извращенцам?».

Данные высказывания направлены на противопоставление гомосексуальных людей гражданам России и русскоязычным гражданам Украины. Высказывания направлены на отождествление в сознании зрителя гомосексуальных граждан России с политическими деятелями Украины, которые, по мнению авторов программы, также являются гомосексуалами. Такое противопоставление и отождествление в условиях социальной напряженности, вызванной конфликтом с участием русскоязычных граждан соседней страны, может привести к возбуждению вражды по отношению к гомосексуальным людям. При этом нам (…), которых обвинили в том, что мы заодно с «врагами России» и братаемся с этими врагами в то время, как «на Украине гибнут люди», даже не была предоставлена возможность дать собственные комментарии, пояснить, почему мы считали важным проведение КвирФеста в сентябре 2014 года, иным образом ответить на «обвинения» программы и ее ведущего.  (…)

Мы пытались связаться с Телеканалом для получения официальной позиции редакции по вопросу, затронутому в программе, однако ответа на свое обращение не получили. При этом главный редактор телеканала "Санкт-Петербург" Сергей Боярский в интервью интернет-изданию "Лениздат.ру" (…) выразил полную поддержку заявлениям Валерия Татарова, назвав их всего лишь оценочным суждением. Считаем, что такие действия со стороны авторов программы несовместимы с профессиональной этикой журналиста».

 Позиция адресата жалобы в адресованном Коллегии письме Генерального директора телеканала «Санкт-Петербург» С.М. Боярского изложена следующим образом: «Из содержания жалобы и информации, размещенной на сайте фестиваля (…), следует, что Международный Фестиваль Квир-Культуры «КвирФест» организован представителями ЛГБТ-сообщества, направлен на популяризацию идеи о естественности нетрадиционных сексуальных отношений, освещается приглашенной организаторами мероприятия прессой и проводится с участием официальных представителей иностранных государств. То есть данный фестиваль обладает всеми признаками публичного мероприятия. Однако заявители умалчивают в жалобе о том, что сюжет обжалуемой программы посвящен проведению публичного мероприятия ЛГБТ-сообщества, а целями данного публичного мероприятия как раз и являются навязывание обществу своих ценностей и пропаганда определенного поведения.

В рассматриваемой программе нет упоминаний об интимных отношениях и сексуальной ориентации людей, которые считают эти сведения исключительно частью собственной частной жизни и сами не сделали такие сведения общедоступными, приняв участие в публичном мероприятии ЛГБТ-сообщества. При этом действующим законодательством (ст.152.2 ГК РФ) прямо разрешено распространение информации о частной жизни гражданина, если ранее такая информация стала общедоступной либо была раскрыта самим гражданином или по его воле.

Программа «Реакция» является авторской программой телепублициста В.Татарова, в ходе которой автором и ведущим высказывается личное отношение к событиям общественного и политического характера.  Полагаем, что возможность высказывания такой оценки полностью соответствует требованиям Закона РФ «О средствах массовой информации», в том числе, статье 1 «Свобода массовой информации».

Текст жалобы не основан на имевших место фактах распространения каких-либо сведений, соответствующих или не соответствующих действительности. Текст заявления основан на якобы допущенных оценочных суждениях и мнении ведущего программы. В связи с вышеизложенным подтвердить или опровергнуть какими-либо материалами или доказательствами высказывания и оценочные суждения ведущего является невозможным.

В тексте жалобы указаны следующие высказывания, которые расцениваются в жалобе как направленные на унижение достоинства группы лиц по признаку принадлежности к социальной группе – группе лиц гомосексуальной ориентации:

- «…фестиваль сексуальных меньшинств или, проще говоря, извращенцев»;

- «…определенную группу людей, нуждающихся в любви и жалости – извращенцев»;

- «…если бы кто-то из сочувствующих сексуальным меньшевикам»;

- «…честное имя педераста – интернационалиста»;

- «…пасс педерастам и лесбианкам»;

- «не тот друг, кто тебя из навоза вытащил. А уж если ты в него попал, так сиди и не чирикай»

(орфография и пунктуация заявления сохранены).

Согласно толковому словарю русского языка под ред. С.И. Ожегова "Словарь русского языка" (1949, 22-е издание, 1990; с 1992 - "Толковый словарь русского языка", совместно с Н. Ю. Шведовой), находящемуся в общем доступе в сети Интернет по адресу http://www.ozhegov.org:

Педераст – человек, который страдает педерастией;

Педерастия (спец. термин) – половое извращение: мужской гомосексуализм;

Извращение – понимается в двух значениях:

1. Производное от слова «извратить»;

2. Противоестественное поведение, ненормальность (половое извращение);

Извратить ложно истолковать, исказить.

Таким образом, приведенные в жалобе высказывания осуществлены с использованием слов и выражений в их значении, приведенном в толковом словаре русского языка. С учетом изложенного выше, умышленно направленными на унижение достоинства гомосексуалистов данные высказывания являться не могли.

Приведенная заявителями оценка суждений В. Татарова как направленных на разжигание ненависти к лицам по признаку принадлежности к социальной группе по признаку сексуальной ориентации является отражением собственного восприятия данных суждений со стороны авторов жалобы.

Приведенные в заявлении суждения В. Татарова содержат в себе критику социальных и политических явлений и процессов, однако пропаганда вражды или ненависти к гомосексуалистам в данных высказываниях явно отсутствует».

Обстоятельства, установленные в ходе заседания Коллегии. Председательствующий напомнил о том, в феврале с.г. Коллегия по его инициативе прекратила подготовку к рассмотрению информационного спора по публикации В. Татарова. Это случилось после того, как из переписки ответственного секретаря Коллегии с адресатом жалобы, телеканалом «Санкт-Петербург», стало известно об обращении  тех же заявителей, чья жалоба должна была рассматриваться Коллегией, в Главное следственное управление Следственного комитета России по г. Санкт-Петербургу с «Заявлением о преступлении». Поскольку ни о самом обращении в ГСУ СК России по Санкт-Петербургу, ни о его характере (предположение об основаниях, имеющихся «для возбуждения уголовного дела по признакам  преступления, предусмотренного  ч.1. ст. 282 УК РФ»), Коллегия не уведомлялась, сложившаяся ситуация была определена как нарушение заявителем п. 6.5. Устава Коллегии, исключающее продолжение работы с конкретной жалобой.

К данному информационному спору Коллегия вернулась по получении повторного обращения заявителей, прояснивших ситуацию с обращением в ГСУ СК России по г. Санкт-Петербургу и выразивших готовность подписать обновлённое Соглашение о признании профессионально-этической юрисдикции Коллегии.

Члены ad hoc коллегии были ознакомлены с письмом за подписью руководителя организационно-аналитического отдела управления процессуального контроля ГСУ СК России по г. Санкт-Петербургу А.О. Крючко. Этим письмом, адресованным А.В. Анисимовой и предназначенным, в том числе, «для уведомления иных заинтересованных лиц», заявителю разъяснялось, что:

- «программа «Реакция» является  авторской программой телепублициста В. Татарова, в ходе которой автором и ведущим выражается личное отношение к различным событиям и явлениям. В этой связи достаточных данных о наличии у него умысла на возбуждение ненависти, вражды, а также  унижение человеческого достоинства по признаку принадлежности к определенной  социальной группе не усматривается»;

- «Таким образом, в настоящее время достаточных оснований для проведения по указанному обращению проверки в порядке ст. ст. 144, 145 УПК РФ не имеется, так как в нём не содержится сведений об обстоятельствах, указывающих на признаки преступления»;

- «При этом (…) в соответствии со ст. 43  Закона Российской Федерации от 27.12.1991 г. № 2124-1 «О средствах массовой информации» заявитель  «вправе потребовать от редакции телеканала “Санкт-Петербург” опровержения порочащих, по Вашему мнению, Ваши честь и достоинство сведений, которые были распространены в данном средстве массовой информации. (…) Кроме того, в соответствии со ст. 1100 ГК РФ Вы можете обратиться с иском о компенсации телеканалом “Санкт-Петербург” морального вреда за распространение сведений, порочащих Ваши честь и достоинство».

Признав настоящий информационный спор относимым к компетенции Коллегии, ad hoc коллегия не нашла его «урегулированным или разрешенным в судебном или ином правовом порядке».

Учитывая характер и содержание ведомственного ответа, повторное обращение заявителей именно в Коллегию, а не в судебные органы и не к руководству телеканала, уже изложившему свой взгляд на публикацию В. Татарова, ad hoc коллегия сочла добровольным, допустимым и уместным выбором самого заявителя.

Специальным голосованием ad hoc коллегия признала допустимым и обоснованным рассмотрения данного спора в отсутствие адресата жалобы, уведомившего Коллегию о своём отказе от участия в этом процессе.

Факт повторного подписания заявителями Соглашения о признании профессионально-этической юрисдикции Коллегии был сочтён ad hoc коллегией достаточной гарантией того, что заявители не намерены решать данный спор в судебном или ином правовом порядке.

В заседании со стороны заявителей принимали участие А.В. Анисимова и адвокат К.А. Михайлова.

Дополняя сказанное в жалобе, А.В. Анисимова уточнила, что пресса на открытие КвирФеста, приглашалась только по аккредитации, что от телеканала «Санкт-Петербург» аккредитации никто не запрашивал, а самого В. Татарова на мероприятии не было. Материал об открытии, который использовался в сюжете «Любовь Запада», был взят из интернета без указания авторства.  «Представители телекомпании не обращались к нам ни за комментариями, ни за разъяснениями о том, что это за мероприятие, каковы его цели, кто и почему присутствует». По утверждению заявителя, представление социокультурного и правозащитного мероприятия «вскользь» приобрело характер «унижающий и оскорбляющий его участников»; вышедший в эфир сюжет «содержал ложные сведения, опирался на стереотипы», а также использовал технологии манипулирования информацией. «Если посмотреть материал, там идёт вставка с открытия, дальше – фотография каких-то пьяных целующихся мужчин, которые не имеют отношения ни к фестивалю, ни к участникам, ни к организаторам, ни к гостям. Это - манипуляция общественным сознанием».

К.А. Михайлова, допустив, что весь сюжет мог быть создан ради фрагмента, в котором речь идет об уполномоченном по правам человека в Петербурге Александре Шишлове, приветствующем КвирФест (вопрос, который задавался в сюжете: а нужен ли такой уполномоченный?), обратила внимание на то, что даже и приветствие уполномоченного в сюжете обнаруживает признаки недостоверности. «Там используется скан или выдержка из интернета за 2012 год. Дальше идёт цитата, не имеющая отношения к фестивалю, который проходил в 2014 году».

Приведя конкретные примеры использования автором материала информации недостоверной как недобросовестной («на открытии КвирФеста не было дипломатов, которые бы специально приглашались из-за границы»; «совершенная неправда, что были люди, выражавшие ненависть к России или к русским, там никто не делал подобных заявлений; на КвирФесте вообще не обсуждались вопросы внешней политики»; в сюжете  «используются кадры, которые выдаются за кадры КвирФеста, не являясь таковыми ни по фону, ни по людям, попавшим в кадр», и т.д.), К.А. Михайлова особо выделила ряд «недостоверностей» вообще не относящихся к КвирФесту, но опорных для данной публикации. «Недостоверной является информация о сексуальной ориентации конкретных украинских политиков». «Недостоверна информация о характере санкций, которые наложены на Россию». (Утверждения вроде «норвежцы не привозят нам лосось» - ложны, потому, что это наша внутренняя санкция; это же относится к «не привозу к нам сыра из Голландии.) «Что касается шведов, которые «не привозят» к нам ансамбль «АВВА», то сказанное сошло бы за забавное преувеличение, когда бы вся последовательность недостоверных фактов не использовалась для того, чтобы возбудить в обществе ещё большую враждебность по отношению к ЛГБТ».

К.А. Михайлова обратила внимание на то, что недостоверная информация в тексте В. Татарова выстраивается в определенную последовательность, своего рода «логическую цепочку», связывающую представителей ЛГБТ-сообщества с «врагами России» вообще - и с теми конкретными, кто «лютуют на Донбассе». «Таким образом, те, кто принимал участие в открытии КвирФеста в Петербурге, приравниваются к тем, которые с оружием в руках на Донбассе кого-то убивают. Это манипулятивная техника, которая никак не может быть признана соответствующей принципам журналистской этики». «Мы полагаем, что сочетание недостоверной информации, унижения достоинства людей, манипулирования ложными фактами и ложными кадрами, которые приводят к отождествлению в сознании людей ЛГБТ с теми, кто убивает людей на Украине, – всё это приводит к нарушению прав человека в области массовой информации и к нарушению журналистской этики». Обозначив этот вывод как свою «первую позицию», заявители в качестве следующей, второй позиции выделили сам факт того, что у организаторов КвирФеста «отсутствовала возможность дать какой-либо ответ манипулятору».

Отвечая на вопрос о причинах, по которым сведения об открытии КвирФеста «закрывались организаторами», К.А. Михайлова пояснила, что информация эта ни от кого не закрывалась. Что касается аккредитации представителей СМИ, то условие это было связано с «соображениями безопасности, имевшими под собой основания».

На вопрос о том, как воспринимается в ЛГБТ-сообществе отсылка в тексте материала к  нетрадиционной сексуальной ориентации двух конкретных украинских политиков (текстуально: «явный педерст» и «не явный педераст», - Коллегия): «как реальность – или как  попытка сконструировать обвинение?», К.А. Михайлова ответила так:  «Извините, но сам вопрос об «обвинении» звучит странно. Не может быть такого «обвинения». Сексуальная ориентация этих людей нас не интересует, на их действия мы смотрим как на действия политиков, - и только».

Что касается выполнения КвирФестом роли «повода для привлечения внимания» к жизни ЛГБТ-сообщества, для «раздувания» интереса к нему, то «раздувание» это, по убеждению заявителей, крайне невыгодно для самого ЛГБТ-сообщества, поскольку приводит  к негативным последствиям для его конкретных членов. «Вряд ли можно предположить, что кто-то захочет “конструировать политическую субъектность”, чтобы потом лишиться глаза в результате выстрела, например, что уже имело место».

Ссылка на «конструирование политической субъектности» была реакцией на один из тезисов экспертного исследования («Мнение эксперта»), фрагменты которого были представлены на заседании автором, проф. С.К. Шайхитдиновой. На обращённый к ней вопрос заявителя: «Каким образом мы превратились в «субъекта» с определенной идеологией?», С.К. Шайхитдинова ответила следующим образом. «Вы говорите от имени определенного мероприятия, в жалобе вы не присутствуете как частные лица. Предметом критики в публикации также является КвирФест. Что касается его специфики как медиаресурса, то информационное пространство в связи с «новыми медиа» переструктурировано таким образом, что средствами массовой коммуникации обнаруживаются не только традиционные СМИ и не только рекламные агентства, к примеру, которые специализированно и профессионально занимаются своей работой, но и массовые библиотеки, массовые праздники, массовые мероприятия, которые периодически проходят и имеют свои целевые аудитории. Тут обнаруживаются те же самые законы формирования выходов на целевые аудитории, те же собственные площадки в Интернете. Определяя КвирФест по социологическим характеристикам как средство массовой коммуникации и соотнося это обстоятельство с предметом жалобы (идеологическим по характеру;вы говорите о нарушении прав отдельных граждан, поскольку об их человеческих качествах судят по сексуальной ориентации, но при этом именно сексуальная ориентация кладется вами в основу предметной  профилизации своего мероприятия), мы совокупно, по целевой аудитории и по направленности базовых установок, называем КвирФест «фестивалем сексуальных меньшинств». Вы ведь и сами декларируете эту позицию».

Уважая принцип честной полемики, Коллегия без комментариев воспроизводит реакцию на сказанное экспертом А.В. Анисимовой. «Извините, но мы КвирФест “фестивалем сексуальных меньшинств” не называем. На нашем сайте такой информации нет, да и про сексуальную ориентацию там ничего специально не говорится. (Она перечисляется в ряду таких показателей, как гендерная идентичность, квир-идентичность.) «Фестиваль сексуальных меньшинств» - это ровно та риторика, которую мы не просто избегаем, но с которой боремся всеми силами. И уж если вы приписываете нам какую-то идеологию, то единственной идеологией, которую мы сами можем за собой признать, это  установка на мирное сосуществование, на толерантное общество, на жизнь без ненависти».

По оценке К.А. Михайловой, рассматриваемый и подобные ему тексты СМИ «как раз и образуют ту “субъектность”, о которой говорит эксперт». Если бы г-н Татаров и иже с ним «не “обобщали”, опираясь на свои стереотипы, отдельных людей, которые живут и действуют именно как отдельные люди, обладая своими особенностями, в частности, в сексуальной ориентации, если бы они их не унижали, если бы тем самым не уничтожалось их достоинство, если бы не создавался образ “внутреннего врага” в отношении них, то не формировалась бы сама ситуация замкнутого круга». Её особенность в том, что информационный продукт определенного рода вызывает реакцию представителей выделяемой им социальной группы. При этом сама такая реакция рассматривается как попытка социальной группы оказаться в центре общественного внимания. «Мы полагаем, что в этом и заключается неэтичность авторов программы и конкретного г-на Татарова. Они создают то поле, в котором мы вынуждены действовать. А нам говорят о “разных идеологиях” или о том, что имеет место просто “борьба мнений”».

С учетом всего изложенного выше Общественная коллегия приняла следующее решение.

 

РЕШЕНИЕ

 

1. Коллегия в силу определенности, но и ограниченности  сферы своей компетенции, воздерживается от обсуждения широкого круга тем и вопросов, связанных с соблюдением прав и свобод представителей сексуальных меньшинств, членов ЛГБТ-сообщества, в том числе, в сфере массовой информации, относя эти темы и вопросы к преимущественно правозащитным. По той же причине Коллегия реагирует только на часть утверждений, возражений и вопросов заявителя, связанных с конкретной публикацией телеканала «Санкт-Петербург».

2. Коллегия находит материал «Любовь Запада» предвзятым, тенденциозным, сформированным на основании предзаданной установки автора публикации (негативной, конфликтной, агрессивной, не диалогичной в основе),  -  и уже в силу сказанного расходящимся с традициями и нормами честной журналистики.

3. Коллегия соглашается с заявителем в том, что рассмотренный ею текст В. Татарова содержит массу недостоверных, в том числе, ложных сведений,  подтасовок, передёргиваний, по сути дела, снимающих вопрос о принадлежности материала к телевизионной публицистике и к авторской журналистике (при всём разбросе современных российских представлений о той и другой).  

4. Коллегия относит текст г-на Татарова к категории суррогатных медийных продуктов, активно замещающих журналистику в полосе информационных войн. Не совпадая с привычными, устоявшимися представлениями о пропагандистском материале, эти «продукты», при всём их многообразии, как правило, преследуют именно пропагандистские по смыслу цели и выполняют пропагандистские же задачи, используя для формирования «образа врага» в массовом сознании, в том числе, не характерные для «классической» пропаганды формы, приёмы, стилевые решения. Последнее обстоятельство может затруднить обнаружение родовых признаков «мобилизационной» пропаганды теми, кому адресовано «послание», но не отменяет ни факта присутствия таких  признаков, ни угроз, с ними связанных.

Коллегия находит, что в материале «Любовь Запада» признаки пропаганды известного толка («объектное» отношение к субъектам, апелляция преимущественно к чувствам, а не к разуму, установка «цель оправдывает средства», допускающая игру на предубеждениях и  фобиях,  усилие по формированию смыслов, изменяющих картину мира в сознании конкретного человека, и т.д.) прочитываются достаточно определенно.     

5. Коллегия обращает внимание на то, что методом, способом, приёмом достижения определенных, не журналистских целей, но также и стилевой особенностью текста «Любовь Запада» обнаруживается «стёб»: раскованный, отличающийся иронической или даже ёрнической интонацией способ общения с аудиторией известной ей медийной персоны. Имитирующий и эксплуатирующий формат заведомо не академического и при этом доверительного разговора «своего со своими», «стёб», как инструмент, используемый журналистом, находится под защитой цивилизационных институтов, отвечающих за устойчивость свободы слова в её социокультурном, правовом, профессиональном измерениях. В России конкретно – под прямой защитой (ст. 29) Конституции Российской Федерации, под защитой духа и буквы базового российского «Закона о средствах массовой информации». Но не в меньшей степени и под защитой  современных европейских подходов, норм, практик правоприменения (практики Европейского Суда по правам человека, в первую очередь), поддерживающих свободу выражения мнений. И отдельной строкой, что называется, прописывающих и оберегающих свободу политических дискуссий в СМИ, включая и свободу сатирических высказываний.

6. Коллегия убеждена, что профессиональная журналистика и пропаганда, решающая под прикрытием свободы слова не журналистские задачи, не должны смешиваться,  тем более – отождествляться с журналисткой теми, прежде всего, кто несёт ответственность за повседневную практику российской телевизионной журналистики: формируя как характер самой этой практики, так и те или иные представления о возможном и недопустимом в телевизионном эфире у зрительской аудитории.

6.1. Выражая удивление и огорчение характером публичной, но при этом определенно корпоративной (в узком, «клановом» прочтении смысла этого многомерного, значимого для профессиональной этики понятия) оценки, данной конкретному выпуску программы «Реакция» в письме за подписью руководителя телеканала «Санкт-Петербург» (текст письма размещён на сайте www.presscouncil.ru), Коллегия напоминает Генеральному директору телеканала С.М. Боярскому,  справедливо сославшемуся на букву  Закона РФ «О средствах массовой информации», но при этом ограничившемуся ссылкой на ст. 1 «Свобода массовой информации» данного Закона, что определенно обнаруживаемое в тексте публикации «распространение слухов под видом достоверных сообщений», например, ст.51 того же Закона РФ «О средствах массовой информации» отнесено к «злоупотреблениям свободой массовой информации».

6.2. Коллегия полагает уместным напомнить  руководству телеканала «Санкт-Петербург», а через него – тележурналистам, работающим на канале, о существенно важных документах, позволяющих с двух старающихся не расходиться далеко, но при этом не сливающихся, заведомо разнесенных позиций, профессионально-этической и правовой, достаточно уверенно оценить системную составляющую «авторского» подхода г-на Татарова к тому проблемному полю, одним из самых устойчивых маркёров на котором обнаруживается «язык вражды».

Специально оговаривая то обстоятельство, что приводимые ниже  выдержки из документов не могут применяться в качестве  профессионального ориентира по отношению к заведомо не журналистскому, проходящему, что называется, по другому ведомству, материалу «Любовь Запада», Коллегия воспроизводит здесь, во-первых, существенно важную для журналистики и журналистов системную позицию п.7 Декларации принципов поведения журналиста Международной Федерации журналистов (1954, 1986). Цитата; «Журналист должен отдавать себе отчет в той опасности, которую таит в себе призыв к дискриминации, распространённый через СМИ, и должен сделать всё возможное, чтобы избежать даже невольного стимулирования дискриминации на основе расы, пола, сексуальной ориентации, языка, религии, политических и иных взглядов, социального происхождения».

Коллегия, во-вторых, полагает необходимым здесь же воспроизвести в качестве практически полезной не только для её прямых адресатов,  государственных органов, но и для руководителей медийных комплексов, в том числе (в логике: к сведению и учету), позицию «Разжигание розни» из Приложения к Рекомендации СМ/Rec (2010) SE Комитета Министров Совета Европы государствам-членам о мерах по борьбе с дискриминацией по признаку сексуальной ориентации или гендерной идентичности (от 31 марта 2010 г.). Формально относящаяся исключительно к «государствам-членам», позиция эта обнаруживается значимым для редакций СМИ (в качестве пункта ожидаемого обществом профессионального журналистского контроля, в том числе) общеевропейским ориентиром на «десятые» годы. Цитата: «6. Государства-члены должны принимать надлежащие меры по борьбе со всеми формами выражения мнения, в том числе, в средствах массовой информации и в интернете, которые могут быть достаточно обоснованно восприняты как (…) возбуждающие, распространяющие или поощряющие ненависть или иные формы дискриминации лесбиянок,  геев, бисексуалов и транссексуалов. Такое «разжигание ненависти» следует запрещать и публично дезавуировать во всех случаях (…)».  

7. Коллегия напоминает, что проблемы прочтения понятия «дискриминация» вообще и дискриминация («дискриминирующая линия») по отношению к группе ЛГБТ специально рассматривались в п.п. 7.0 – 8.9 её Решения №67 от 18 марта 2011 г. Коллегия полагает, что содержательные позиции Решения №67 за прошедшие годы не утратили своей актуальности.

7.1. Коллегия выражает сожаление, что сделанный ею в том же Решении вывод о потребности или даже нужде в серьёзных профессиональных дискуссиях, способных помочь журналистскому сообществу в целом и конкретному журналисту, в частности, точнее определиться в вопросе о том, какую именно из конфликтующих между собой моральных позиций (условно говоря, «европейскую» или «традиционалистскую») полагать искомой профессиональной при выходе на заведомо конфликтогенное поле любой, по сути дела, информации о жизни и проблемах ЛГБТ-граждан и ЛГБТ-сообщества в России, не получил практического выхода.

Коллегия выражает надежду на то, что поводом для такой дискуссии уже в новых, заведомо более сложных, чем четыре года назад, условиях, станет настоящее решение.

 

8. Общественная коллегия просит:

редакции журналов «Журналист» и «Информационное право» - опубликовать состоявшееся решение Общественной коллегии;

Факультет журналистики МГУ им. М.В.Ломоносова, а также факультеты журналистики других вузов – обсудить состоявшееся решение Общественной коллегии со студентами, изучающими профессиональную этику;

Комиссию Общественной палаты Российской Федерации по развитию информационного сообщества, СМИ и массовых коммуникаций – принять к сведению состоявшееся решение Общественной коллегии.

 

Настоящее решение принято консенсусом

 

Председательствующий,

Ю. Казаков

Подать жалобу

Укрепление негативных стереотипов, искажение высказываний, изложение несуществующих фактов, сокрытие истинной информации, необоснованное обвинение, публикация за взятку или взятка за непубликацию - жалуйтесь, если ваши права были нарушены, а интересы ущемлены прессой!

«Черная метка» СМИ

В практике Коллегии так называется письменное уведомление СМИ о поступившей жалобе на его материалы

Редакция СМИ вправе не реагировать на данное уведомление, однако ее ответ или участие в заседании демонстрирует высокий уровень профессиональной культуры и повышает градус доверия к нему со стороны общества. Мы ведем список всех СМИ, на которые поступали жалобы, фиксируем наиболее частых нарушителей и тех, кто игнорирует правила и принципы саморегулирования СМИ.

Посмотреть список СМИ