Оглавление

 

 

РЕШЕНИЕ

 

«О жалобе А.Н Михайленко на опубликование интернет-сайтом izvestia.ru и печатной версией газеты «Известия» материала «Прокурор Нью-Йорка ищет свидетелей для Браудера в российской тюрьме». (Автор  - Александра Ермакова, дата появления на интернет-сайте и в газете «Известия», № 156, – 22.08. 2014 г.)

 

 г. Москва, 23 апреля 2015 г.                                                        № 121

 

На 118-м заседании Общественной коллегии по жалобам на прессу ad hoc коллегия в составе председателя Палаты медиааудитории Юрия Казакова (председательствующий), членов Палаты медиасообщества Виталия Абрамова, Владимира Евстафьева, членов Палаты медиааудитории Евгения Гонтмахера, Вадима Зиятдинова, прот. о. Александра Макарова, Анны Малышевой рассмотрела жалобу А.Н Михайленко на опубликование интернет-сайтом izvestia.ru (электронный адрес: http://izvestia.ru/news/575614) и печатной версией газеты «Известия» материала «Прокурор Нью-Йорка ищет свидетелей для Браудера в российской тюрьме». (Автор  - Александра Ермакова, дата появления публикаций на интернет-сайте и в газете «Известия», № 156, – 22.08. 2014 г.)

 

Вопросы процедуры. Заявитель, А.Н. Михайленко, представляющий интересы Д.Р. Барановского, подписал Соглашение о признании профессионально-этической юрисдикции Общественной коллегии по жалобам на прессу и принял на себя письменное обязательство не использовать вынесенное по его обращению решение Общественной коллегии для продолжения данного информационного спора в судебном или административном порядке.

Адресат жалобы, редакция газеты «Известия» в лице руководителя юридического отдела редакции сетевого издания/газеты «Известия» Е.М. Худяковой, отказалась подписать соответствующее Соглашение с Коллегией и принять участие в рассмотрении информационного спора.

Позиция заявителя, адвоката А.Н. Михайленко, подавшего жалобы от имени Д.Р. Барановского, выражена следующим образом: «22 августа 2014г. на интернет сайте “izvestia.ru” по электронному адресу: http://izvestia.ru/news/575614 и в печатном издании газеты “Известия” № 156 от 22 августа 2014г. опубликованы статьи Александры Ермаковой “Прокурор Нью-Йорка ищет свидетелей для Браудера в российской тюрьме”, которые содержат тождественные, не соответствующие действительности, порочащие честь и достоинство Барановского Дмитрия Роальдовича сведения в части: “Суд признал, что Барановский также вымогал у бизнесмена Владимира Касаткина два здания на Бауманской и Нижней Красносельской улицах в Москве стоимостью 170 млн. рублей”. Из приведенной выдержки в контексте статей в целом, в т.ч. с учетом размещенной фотографии Барановского Д.Р. на интернет сайте “izvestia.ru” по электронному адресу: http://izvestia.ru/news/575614 , следует, что приведенные в статьях сведения относятся к личности Барановского Дмитрия Роальдовича, (…) г. рождения, уроженца г.Москвы, зарегистрированного по адресу (…). (Персональные данные закрыты Коллегией.) В указанном фрагменте в форме утверждений, со ссылкой на судебные решения, сообщается о нарушении Барановским Д.Р. действующего законодательства - совершении преступления предусмотренного п.б ч.3 ст.163 УК РФ, относящегося к категории особо тяжких (исходя из системного толкования п.б ч.3 ст.163 УК РФ, примечания 4 к ст.158 УК РФ и ч.5 ст.15 УК РФ). Между тем журналист(ы), готовившие указанные статьи, и редакция согласно п.2 ст. 49 Закона РФ о СМИ, обязаны проверять достоверность сообщаемой информации». Им также должно было быть известно, что согласно ст.49 Конституции РФ, каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным Законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. 21 августа 2014 г. Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РФ обвинительный приговор в отношении Барановского Д.Р. по факту вымогательства у Касаткина В. зданий стоимостью 170 млн. рублей, расположенных на ул. Бауманской и ул. Нижней Красносельской в г. Москве, отменен, а уголовное преследование прекращено в связи с отсутствием состава преступления; за Барановским Д.Р. признано право на реабилитацию. В соответствии со ст.15 Федерального закона от 22.12.2008 N 262-ФЗ “Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации” на сайтах судов публикуются тексты судебных актов. В том числе, на сайте Верховного суда РФ по адресам http://www.vsrf.ru/vs_cases2.php?delo_type=1&iInstance=4&number=&name=%C1%E0%F0%E0%ED%EE%E2%F1%EA%E8%E9&pdate1=&pdate2=&rdate1=&rdate2=&search.x=44&search.y=11 и http://www.vsrf.ru/moving_case.php?findByNember=5-%D3%C414-12 было опубликовано указанное Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 21 августа 2014 г. С учетом изложенного, можно сделать вывод либо о ненадлежащем исполнении журналистами и редакцией своих профессиональных обязанностей, либо об умышленном искажении фактов, поскольку на момент выхода указанных статей (22 августа 2014 г.) в отношении Барановского Д.Р. отсутствовал вступивший в законную силу обвинительный приговор, которым была бы установлена его причастность к совершению упомянутого преступления. С учетом изложенного в указанной части в отношении Барановского Д.Р. распространены не соответствующие действительности сведения, порочащие его честь и достоинство. Руководствуясь положениями ст.46 Закона РФ “О средствах массовой информации”, согласно которой гражданин или организация, в отношении которых в средстве массовой информации распространены сведения, не соответствующие действительности, либо ущемляющие права и законные интересы гражданина, имеют право на ответ (комментарий, реплику) в том же средстве массовой информации, мной в адрес редакции сетевого издания “izvestia.ru” 08 сентября 2014г. был направлен соответствующий ответ, который был оставлен без внимания и не был опубликован. 08 сентября 2014 года в адрес главного редактора сетевого издания “izvestia.ru” и печатного издания газета “Известия” Александра Потапова, по адресу: 127015, г. Москва, Бумажный проезд, д.14, стр.2, было подготовлено и направлено в порядке ст.43 Закона РФ “О средствах массовой информации” требование об опровержении несоответствующих действительности, порочащих сведений,  и представлен текст опровержения. До настоящего времени, в нарушение ст.44 Закона РФ “О средствах массовой информации”, редакция в письменной форме не уведомила меня (моего адвоката) о сроке опровержения, либо об отказе в опровержении. Принимая во внимание системные нарушения журналистами и редакцией сетевого издания “izvestia.ru” и печатного издания газета “Известия” требований Закона РФ “О средствах массовой информации” и Кодекса профессиональной этики журналиста, вынужден обратиться в ваш адрес с настоящей жалобой. Прошу рассмотреть указанные обстоятельства и дать оценку действиям редакции сетевого издания “izvestia.ru”, печатного издания газета “Известия” и журналистам готовившим статью».

Позиция адресата жалобы в письме Е.М. Худяковой сформулирована следующим образом: «Мы высоко ценим Вашу работу, связанную с оказанием помощи рассмотрения информационных споров, связанных с нарушением принципов и норм журналистской этики, формированием культуры честной журналистики и утверждения свободы массовой информации в России. Но в соответствии с п.1. ст. 118 Конституции РФ правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом. У заявителя жалобы Михайленко Алексея Николаевича имеется право обращаться в суд для защиты своих прав и интересов.

Альтернатива рассмотрения данного спора вашей Коллегией для нас не приемлема».

Обстоятельства, установленные в ходе заседания Коллегии. Отвечая на вопросы членов ad hoc коллегии, А.Н. Михайленко:

- подтвердил готовность следовать обязательствам подписанного им Соглашения, включая обязательство  не использовать решение Коллегии для продолжения данного информационного спора в судебном или административном порядке;

- выразил уверенность в том, что данное им обязательство не будет поставлено под сомнение его доверителем, Д.Р. Барановским;

- выразил убеждение в том, что журналист имеет право писать о ситуации, связанной расследованием предполагаемых преступлений и с судопроизводством, в любое время, на любой стадии, но при следовании  определенным правилам. («Вопрос в том, что журналист должен предоставлять читателю информацию достоверную, соответствующую действительности: доводя до конца проверку тех сведений, которые он публикует. В данном случае имела место публикация не соответствующих действительности сведений».);

- разъяснил, что журналист, готовивший текст «Прокурор Нью-Йорка ищет свидетелей…», а равно и СМИ, печатное издание и сайт izvestia.ru, имели возможность убедиться (как минимум, с 16 часов 17 минут 21 августа, когда на сайте РАПСИ появилась заметка «ВС на 3.5 года снизил срок главе предприятия РАТЕП Барановскому») в том, что публикация, ставшая предметом информационного спора, на момент своего выхода, 22 августа, уже не сможет считаться достоверной;

- выразил убеждение, что сам факт того что Верховный Суд отменил одно из обвинений и подтвердил право на реабилитацию конкретного лица, «дело» и имя которого в рассматриваемых публикациях проходило, что называется, особой строкой (включая публикацию фотографии), являлся достаточным основанием для ответа редакции заявителю на письма от 08 сентября 2014 года.

Поясняя сказанное им о том, что «дело Барановского освещалось в российской прессе достаточно широко», А.Н. Михайленко уточнил, что с сентября 2009 года публикаций такого рода было «свыше пятидесяти», в том числе, в таких изданиях, как «Московский комсомолец», «Комсомольская правда», «Коммерсант», «Аргументы и факты». И что о «деле» этом писали как в процессе его рассмотрения в судах, так и после того, как Д.Р. Барановский был осуждён и отправлен в исправительную колонию. Вопрос о том, какое количество публикаций и в каких именно изданиях появилось с информацией о содержании Кассационного определения Верховного суда РФ, вызвал у представителя заявителя затруднение с ответом. 

По ходу рассмотрения жалобы А.Н. Михайленко был ознакомлен с основными положениями исследования («Мнение эксперта»), подготовленного д.филос. н. проф. С.К.Шайхитдиновой. 

 

С учетом всего изложенного выше Общественная коллегия приняла следующее решение.

 

РЕШЕНИЕ

1. Общественная Коллегия не считает отказ редакции сетевого издания/газеты «Известия» от участия в рассмотрении настоящего информационного спора соответствующим устоявшимся представлениям о природе журналистской профессии и о роли саморегулирования в поддержании профессиональных и гражданских оснований российской журналистики.  

Ссылку юридической службы издания на то, что «правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом», и что «у заявителя жалобы Михайленко Алексея Николаевича имеется право на обращение в суд для защиты своих прав и интересов», Коллегия считает расходящейся по предмету обсуждения с содержанием рассматриваемой жалобы.

1.1. Коллегия обращает внимание руководителя юридического отдела редакции Е.М. Худяковой, подписавшей ответ на информационное письмо Коллегии, главного редактора издания А.С. Потапова, а также сотрудников редакции на то, что никакие вопросы, связанные с профессиональной этикой журналиста и медиаэтикой не могут быть разрешены в судебных инстанциях по той причине, что не относятся к компетенции последних. Коллегия напоминает также, что адвокат А.Н. Михайленко как в Общественную коллегию по жалобам на прессу (март 2015 г.), так и, много ранее, в редакцию сетевого издания/газеты «Известия» (сентябрь 2014 г.) обращался  не для «защиты своих прав и интересов», а защищая права и интересы своего доверителя, заключенного Д.Р. Барановского.  

2. Коллегия, к компетенции которой относится рассмотрение информационных споров «прежде всего, нравственно-этического характера, возникающих в сфере массовой информации», и, в том числе, информационных споров, «затрагивающих права человека в сфере массовой информации», заведомо не входила в те обстоятельства «дела Барановского», которые относятся к компетенции исполнительной и судебной власти. Предметом внимания и интереса Коллегии при рассмотрении жалобы являлись именно и только вопросы профессионально-этического и медиаэтического характера.

3. Обращая внимание на специфику той категории информационных споров, которые затрагивают «права человека в сфере массовой информации», Коллегия считает необходимым предварить конкретные ответы на поставленные перед ней заявителем вопросы следующими замечаниями общего, но при этом именно профессионального характера и порядка.

3.1. Основная ситуационная, но и качественная особенность настоящего информационного спора состоит в том, что спор этот, касаясь представлений о собственно журналистских, профессионально-этических принципах, правилах, нормах поведения, нашедших (или же не нашедших) отражение в конкретной публикации, обнаруживается прикладным, следующим специфике самой публикации. Обращая особое внимание на эту специфику, Коллегия уточняет: рассматриваемая публикация в обоих своих форматах, электронном и «бумажном», не просто касается поступков, поведения (и их публичной оценки, что важно) конкретного человека, но обнаруживает прямой (состояние, самочувствие, отношение окружающих) или опосредованный (общественное мнение, настроение и отношение принимающих решение о конкретной ситуации и конкретной судьбе) выход на обстоятельства жизни лица, находящегося в условиях неволи. А значит определенно не имеющего возможности защищать в публичном пространстве свои права (включая право на доброе имя) и свои интересы с той же степенью свободы выражения мнений, что и журналист, профессиональное право на слово которого защищено, в том числе, конкретными статьями Закона РФ «О средствах массовой информации».

3.2. Рассматривая данную ситуацию как конкретную, но и модельную, восходящую к правам, свободам, обязанностям и ответственности занятых в СМИ вообще и в журналистской профессии, в частности, Коллегия обращает внимание журналистов и редакторов на необходимость проявлять во всех ситуациях, затрагивающих права человека в сфере массовой информации, особую тщательность в обращении со словом. А именно: обнаруживать безусловную добросовестность во всём, что связано с обнародованием фактов (включая предельную по достижимой глубине проверку каждого из них на достоверность), и заведомую честность (исключающую даже и тень подозрения в предвзятости, тенденциозности СМИ и журналиста) в том, что касается отбора и представления мнений.

3.3. Коллегия убеждена, что контрольная и критическая функции, обязательные для социально ответственных СМИ, категорически не должны обнаруживаться дегуманизирующими, умаляющими ценность человеческой жизни вообще и достоинство конкретной личности, в частности. А равно и снижающими устойчивость представлений граждан о приверженности долгу конкретных представителей журналистики как профессии, в которой понятие «честность» и «справедливость» неразделимы.   

4. Коллегия разделяет вывод эксперта, проф. С.К. Шайхитдиновой, о том, что сам факт опубликования Кассационного определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РФ, отменившего обвинительный приговор в отношении Барановского Д.Р. по конкретной позиции («в части его осуждения за вымогательство права на имущество у К(…) по п. «б» ч.3. ст. 163 УК РФ (…)», не дает оснований рассматривать публикацию,  часть сведений в которой обнаружилась (в силу принятия накануне появления материала «Прокурор Нью-Йорка ищет свидетелей…») недостоверной, как обнаруживающую нарушение принципа объективности при сборе информации.

4.1. Коллегия полагает существенным, важным для понимания ситуации, относящейся к собственно журналистскому тексту, следующие пояснения эксперта, сопровождающие вывод о том, что «зафиксировав ситуацию («суд признал»), журналист не мог знать (мог не знать), что решение суда будет отменено на момент публикации»:  

-  «Известия» не утверждают, что Барановский проходит свидетелем по делу. В заметке говорится, что «прокурор Южного округа Нью-Йорка Прит Бхарара сообщил в суд о том, что основным свидетелем по делу вместо главы фонда Hermitage Capital Management Уильяма Браудера может стать россиянин Дмитрий Барановский».

  - Определение Судебной коллегии от 21 августа 2014 года, отменяющее по этому факту приговор суда,  не могло быть учтено автором публикации в связи с тем, что журналистские материалы такого плана (насыщенные фактурой по делу) готовятся к печати не быстро, не ставятся обычно на сайт «на ходу».  После сдачи в печать, согласно алгоритму газетно-производственного процесса, проверка источников информации и пр. автором прекращается. Таким образом,  журналист мог сослаться на решение суда о причастности Барановского к вымогательству  двух домов стоимостью в 170 млн.рублей, что он и делает. Используемое им  выражение «суд признал»  в фразе «Суд признал, что Барановский также вымогал у бизнесмена Владимира Касаткина два здания на Бауманской и Нижней Красносельской улицах в Москве стоимостью 170 млн. рублей»  не представляет собой покушения на честь и достоинство господина Барановского. Фраза не сопровождается никакими оценками автора, фактуальные данные в заметке излагаются безэмоционально, ни прямо, ни косвенно в ней не делается вывод, что по этому факту уголовного дела Барановский «является преступником».

4.2. Разделяя позицию эксперта, Коллегия полагает полезным уточнить   следующие обстоятельства:

- Коллегия не готова согласиться с выводом заявителя о том, что, в рассматриваемом случае речь может вестись «либо о ненадлежащем исполнении журналистом и редакцией своих профессиональных обязанностей, либо об умышленном искажении фактов, поскольку на момент выхода указанных статей (22 августа 2014 г.) в отношении Барановского Д.Р. отсутствовал вступивший в законную силу обвинительный приговор, которым была установлена его причастность к совершению упомянутого преступления». Коллегия исходит из того, что сам факт нахождения г-на Барановского в исправительной колонии являлся для журналиста и редакции (в том числе, на момент выхода публикации, т.е. 22 августа 2014 года)  надёжным свидетельством того, что обвинительный приговор в отношении Д.Р. Барановского был признан вступившим в законную силу.

- Коллегия учитывает тот факт, что очевидное адвокату, годами защищающему конкретного доверителя, может оказаться не очевидным для журналиста, не специализирующегося в области журналистского расследования и/или судебного репортажа. Коллегия уточняет, что предпринятая ею по ходу заседания попытка обнаружить  в тексте Кассационного определения прямое указание на то, что  «обвинительный приговор в отношении Барановского Д.Р. по факту вымогательства у Касаткина В. зданий стоимостью 170 млн. рублей, расположенных на ул. Бауманской и ул. Нижней Красносельской в г. Москве отменён» (цитата из обращения в Коллегию), не была успешной: притом, что предпринималась она путём выхода на открытый ресурс, предложенный заявителем, и с участием самого А.Н. Михайленко. Исходя из сказанного, Коллегия готова допустить, что ключевой для заявителя фрагмент Кассационного определения  ВС РФ от 21 августа 2014 г. («приговор Тверского районного суда г. Москвы от 10 февраля  2012 года, кассационное определение  судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 26 октября 2012 г., постановление президиума Московского городского суда от 20 сентября 2013 года в отношении Барановского Д(…) Р(…) в части его осуждения за вымогательство права на имущество у К(…) по п. «б» ч.3 ст. 163 УК РФ (в редакции Федерального закона от 08.12.2003 г. № 162-ФЗ) отменить, уголовное преследование прекратить на основании п.2. ч.1. ст. 24 УПК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления») мог быть, во-первых, просто не обнаружен в интернете автором текста «Прокурор Нью-Йорка ищет…» за те часы, что отделяли вынесение Определения от выхода публикации. И, во-вторых, мог быть не соотнесён им с тем  фрагментом публикации, который стал основанием для информационного спора.

5. Что касается позиции жалобы, связанной с реакцией (точнее, с отсутствием ожидаемой заявителем реакции) редакции «Известий» на предложения о предоставлении права на ответ (письмо в адрес сетевого издания «izvestia.ru») и об опровержении «не соответствующих действительности, порочащих сведений» (письмо на имя главного редактора А.С. Потапова), то Коллегия обращает внимание на известное расхождение подхода эксперта с подходом Коллегии, исходящим из признания того факта, что вопрос о взаимоотношениях СМИ с аудиторией не имеет четкого, однозначного ответа, пригодного на все случаи жизни образца поведения редакции.

5.1. Коллегия напоминает, что вопрос о взаимоотношениях СМИ с аудиторией достаточно подробно рассматривался ею, например, в решении №114 от 11 ноября 2014 г. Вырабатывая это решение («О жалобе Ю.А. Штамова на радиостанцию «Эхо Москвы» по поводу нарушения морально-этических норм в ходе конфликта с блогером»), Коллегия исходила из того, что редакция СМИ не обязана отвечать на обращения представителей аудитории автоматически, что она вправе самостоятельно решать, с кем из представителей аудитории вступать в какие-либо творческие отношения.

Подчеркнув, что именно на такое профессиональное поведение нацеливает редакции СМИ статья 42 действующего Закона Российской Федерации от 27.12.1991 г. № 2124-1 «О средствах массовой информации», согласно которой «редакция не обязана отвечать на письма граждан и пересылать эти письма тем органам, организациям и должностным лицам, в чью компетенцию входит их рассмотрение», Коллегия специально уточнила, однако, следующее обстоятельство. «В то же время Закон Российской Федерации от 27.12.1991 г. № 2124-1 «О средствах массовой информации», опираясь на устоявшиеся обычаи отечественных и зарубежных СМИ, допускает внесудебный порядок обращения заинтересованного лица в редакцию с требованием об опровержении, однако этот порядок является факультативным и не умаляет право опороченного лица обратиться в суд в защиту чести, достоинства и деловой репутации. Его следует признать предпочтительным в тех случаях, когда и гражданин, и редакция СМИ стремятся возможно скорее исправить допущенную ошибку. Если же редакция уверена в своей правоте или не считает себя виновной в допущенной ошибке (…), то автоматическая публикация опровержения редакцией была бы проявлением безответственного отношения к содержанию средства массовой информации. В подобных случаях только суд может обязать редакцию СМИ опубликовать опровержение».

5.1.1. Рассматривая подход, закреплённый решением №114, как преимущественно приправовой, Коллегия полагает полезным привести в настоящем решении дискуссионный, но именно профессионально-этический в основе вывод эксперта С.К. Шайхитдиновой. «Редакция газеты «Известия» и ее сотрудники нарушили принцип профессиональной этики, предполагающий право героя публикации на ответ. В данном случае решение информационного спора предполагает извинение редакции за допущенную ошибку и объяснение объективных обстоятельств, которые к ней привели. Как гласит пункт 6 Декларации Гильдии судебных репортеров «О принципах честной работы в жанрах судебного очерка и репортажа, а также журналистского расследования»: «Мы не уклоняемся от прямого аргументированного спора с теми, кого мы критикуем в наших публикациях, и признаем за ними право не только на судебную защиту. Мы готовы пересмотреть свою точку зрения и принести извинения в случаях, когда допустили ошибку».

  5.1.2. Находя отсылку эксперта к документу Гильдии судебных репортёров как к профессионально-этическому ориентиру, безусловно, полезной, Коллегия уточняет, что позиция, связанная с извинениями журналиста, вырабатывалась членами Гильдии применительно к деятельности членов своей небольшой и заведомо специализированной ассоциации. Не ожидая постановки извинений «на поток» в принципе (в силу выраженных особенностей данного личного и профессионального морального акта, в том числе), Коллегия обращает внимание на то, однако, что в рассматриваемом случае без реакции редакции сетевого издания/газеты «Известия» осталась ситуация, связанная с судьбой конкретного человека, обращавшегося к главному редактору газеты отнюдь не от стола в рабочем или домашнем кабинете, во-первых. И, во-вторых, ситуация безусловно не рядовая, редкая (применительно к пересмотру в кассационном порядке решений нижестоящих судов Верховным Судом РФ), - если говорить о характере и итоге Кассационного определения, включающего пункты о прекращении уголовного преследования конкретного человека, отбывающего наказание, «за отсутствием в его действиях состава преступления» и признание за ним «права на реабилитацию».

6. Коллегии не известно, в силу каких именно причин редакция сетевого издания/газеты «Известия» на протяжении полугода по получении информации об этом факте от самого заявителя не посчитала возможным вернуться к «делу», уже становившемуся предметом её рассмотрения. Не вторгаясь в сферу редакционной политики, но обращая внимание на прецедентный характер ситуации, обнаруженной настоящей жалобой, Коллегия полагает возможным рекомендовать редакциям газет, редакторам и журналистам в ситуациях, связанных с предполагаемым нарушением прав человека в сфере массовой информации, считать предоставление права на ответ действием, соответствующим профессиональной норме. Редакционным выбором, поддерживающим свободу выражения мнений и укрепляющим редакционную независимость, а не ограничивающим одну или другую.        

 

7. Общественная коллегия просит:

редакции журналов «Журналист» и «Информационное право» - опубликовать состоявшееся решение Общественной коллегии;

Факультет журналистики МГУ им. М.В.Ломоносова, а также факультеты журналистики других вузов – обсудить состоявшееся решение Общественной коллегии со студентами, изучающими профессиональную этику;

Комиссию Общественной палаты Российской Федерации по развитию информационного сообщества, СМИ и массовых коммуникаций – принять к сведению состоявшееся решение Общественной коллегии.

 

Настоящее решение принято консенсусом.

 

Председательствующий,

Ю. Казаков

Подать жалобу

Укрепление негативных стереотипов, искажение высказываний, изложение несуществующих фактов, сокрытие истинной информации, необоснованное обвинение, публикация за взятку или взятка за непубликацию - жалуйтесь, если ваши права были нарушены, а интересы ущемлены прессой!

«Черная метка» СМИ

В практике Коллегии так называется письменное уведомление СМИ о поступившей жалобе на его материалы

Редакция СМИ вправе не реагировать на данное уведомление, однако ее ответ или участие в заседании демонстрирует высокий уровень профессиональной культуры и повышает градус доверия к нему со стороны общества. Мы ведем список всех СМИ, на которые поступали жалобы, фиксируем наиболее частых нарушителей и тех, кто игнорирует правила и принципы саморегулирования СМИ. Посмотреть список СМИ