Оглавление

 

 

 

РЕШЕНИЕ

«О жалобе гражданина Д.Н. Смолянинова на публикацию материала «Все смешалось в доме на Хабаровской» редакцией газеты «Забайкальский рабочий»

 

Москва, 26 октября 2010 г.                                                                                                          № 57

 

На 55-м заседании Общественной коллегии по жалобам на прессу ad hoc коллегия в составе председателя Палаты медиа-аудитории Юрия Казакова (председательствующий), членов Палаты медиа-аудитории протоиерея о. Александра (Макарова); Виктора Монахова, Дмитрия Орешкина, Григория Томчина и членов Палаты медиа-сообщества Владимира Бородина, Леонида Никитинского, Алексея Симонова рассмотрела жалобу Д.Н. Смолянинова на публикацию материала «Все смешалось в доме на Хабаровской» редакцией газеты «Забайкальский рабочий». (Публикация от 6 августа 2010 г.)

 

Вопросы процедуры. Заявитель Д.Н. Смолянинов подписал Соглашение о признании профессионально-этической  юрисдикции Общественной коллегии и письменно подтвердил, что не намерен продолжать данный информационный спор в судебном порядке. 

 

Редактор газеты «Забайкальский рабочий» С.Н. Забелин направил в адрес Общественной коллегии письмо руководства редакции, содержащее ответ на каждую из позиций жалобы Д.Н. Смолянинова.

 

По предложению сопредседателя Общественной коллегии Ю.В. Казакова данный информационный спор был изучен проф. И.М. Дзялошинским. Мнение эксперта И.М. Дзялошинского было доведено до членов Общественной коллегии и размещено на сайте Общественной коллегии. 

 

В процессе заседания члены ad hoc коллегии имели возможность задать вопросы заявителю, находившемуся в г. Чите,   и получить на них ответы.  

 

Позиция заявителя. В своем обращении в Общественную коллегию заявитель сообщил, что 6 августа 2010 года в №147(25605) газеты «Забайкальский рабочий» была опубликована статья Юлии Болтаевской "Все смешалось в доме на Хабаровской". 

 

 «Та часть статьи, в которой описывается запутанное дело двух управляющих компаний, через Арбитражный суд Забайкальского края пытавшихся определить, кто будет обслуживать новостройку, расположенную по адресу: Забайкальский край, г. Чита, ул. Хабаровкая, д. 23а, не вызывает существенных нареканий.

 

 Часть статьи, в которой описана борьба жителей за горячую воду в доме, вызывает негодование. Во-первых, автор статьи ссылается исключительно на слова (слова некоего жителя дома, слова директора управляющей компании), во-вторых, автор статьи даже не попытался узнать и опубликовать (скорее всего, это и не входило в планы автора данной статьи) мнение тех, кто борется с незаконным отключением горячего водоснабжения в собственной квартире, не имея при этом задолженности за коммунальные услуги, кто судится с управляющей компанией по этому же поводу, кто имеет письменные доказательства, и кто готов был их представить на суд общественности в данной статье!

 

 Вместо объективной информации мы имеет очередную ложь, степень которой Вы можете определить лично, посмотрев приложения к настоящей жалобе (это материалы жителей квартиры №46, касающиеся только отключения горячего водоснабжения и не касающиеся других аспектов управления домом ООО УК «Жильё», потому как материалов огромное количество, без учета материалов остальных жителей дома) и прочитав информацию на форуме по следующей ссылке в сети интернет: (…).

 

 В заключение автор статьи резюмирует, что спор между двумя управляющими компаниями пришел к логическому завершению (я придерживаюсь противоположного мнения), а борьба неугомонных жильцов за “отсутствующую” (…) горячую воду еще продолжается. Неугомонный, по мнению автора статьи, житель – это собственно я, так как судебное разбирательство (революция - по мнению автора статьи) с ООО УК «Жилье» по моему иску о незаконном отключении горячего водоснабжения состоится в сентябре текущего года (…).

 

 Я обращался в СМИ о репортаже насчет нашего дома, о произволе ООО УК «Жилье» и многом другом задолго до выхода данной статьи, но мне навстречу никто не пошел. Данную тему никто не хотел освещать, потому как она, по мнению редакторов СМИ, носит личный, а не общественный характер. В этой связи статья Юлии Болтаевской "Все смешалось в доме на Хабаровской" для меня неприемлема по определению все тех же журналистов, а сама статья очень похожа на «заказуху» с элементами «показухи»!»

 

Автор заявления просит Общественную коллегию рассмотреть жалобу и «дать оценку деятельности журналиста Юлии Болтаевской и редакции газеты «Забайкальский рабочий» при написании и опубликовании статьи «Все смешалось в доме на Хабаровской» в №147(25602) газеты «Забайкальский рабочий» с точки зрения соблюдения и уважения принципов и норм профессиональной журналистской этики».

 

Позиция редакции газеты «Забайкальский рабочий» в письме главного редактора газеты С.Н. Забелина «в ответ на жалобу Д.Н. Смолянинова» изложена  следующим образом:

«Руководство редакции считает высказанные претензии к данному материалу необоснованными по следующим причинам:

1. Информационным поводом для написания материала послужили сведения, полученные  редакцией от пресс-секретаря  Арбитражного суда Забайкальского края. 

 

2. Никаких писем, письменных документов, обращений или телефонных звонков от жителей дома по улице Хабаровской, № 23-А, в том числе от Смолянинова Д.Н., в редакцию не поступало ни до публикации, ни после выхода материала в свет. Поэтому автор материала не мог иметь сведений о проблемах жильцов с отсутствием горячей воды.

3. На судебное разбирательство в Арбитражном суде между ООО УК «Жилье» и ООО «Энерком» по поводу передачи технической документации, где присутствовал корреспондент газеты, гражданин Дмитрий Николаевич Смолянинов, - представитель от ООО «Энерком», не явился. К тому же, Дмитрий Николаевич не передал ни в суд, ни директору ООО «Энерком» Светлане Витальевне Мамоновой документы, подтверждающие, что в данный момент он отсутствует по уважительной причине - находится в срочной командировке. В результате директор ООО «Энерком» была вынуждена отказаться от иска. 

 

4. Корреспондент газеты, в рамках журналистского расследования, беседовала с жителями дома по улице Хабаровской, № 23-А в день судебного разбирательства между двумя управляющими компаниями (19 июля 2010 года). На тот момент в доме действительно была горячая вода, это подтверждают и другие жители дома. В жалобе гражданина Смолянинова указано, что горячей воды в доме нет с 28 июля 2010 года. В редакцию же об этом никаких сведений не поступало. 

5. Ни один из документов, указанных в приложении жалобы после изложенных требований гражданина Смолянинова  в редакцию не поступал.

 

6. Текст опубликованного материала не содержит оскорблений и сведений, порочащих честь и достоинство жителей дома. Слова, на которые делает упор гражданин Смолянинов: неугомонные жильцы, «революция» - оскорблениями не являются. К тому же в тексте нет персоналий, не названы фамилии ни одного из жителей, к которым бы конкретно могли относиться данные выражения.

 

7. В тексте материала автор приводит слова директора УК «Жилье» Николая Краснихина как одно из мнений. Нет никаких слов и выражений, выводов, указывающих на то, что автор стоит на стороне директора УК «Жилье». Поэтому редакция считает неуместными обвинения в том, что «статья очень похожа на «заказуху» с элементами «показухи» и, в свою очередь, вправе, со своей стороны, рассматривать это как оскорбление и ущемление деловой репутации газеты.

8. В заключение материала автор пишет, что «спор между двумя управляющими компаниями пришел к логическому завершению». Прийти к такому выводу позволило решение Арбитражного суда и отказ от иска директора ООО «Энерком». Никаких других разбирательств автор материала не затрагивает. Гражданин Смолянинов пишет, что лишь по его личному мнению (цитата из жалобы: «я придерживаюсь противоположного мнения») данные выводы следует считать неуместными. 

 

9. Автор дает четкое указание на то, что судебное разбирательство по поводу отсутствия горячей воды состоится в сентябре текущего года. Этот факт сам по себе предполагает дальнейшее развитие темы.  Вызвавшее негодование метафорическое обозначение судебного разбирательства как «революции» (заключенное в кавычки) не несет в себе негативной оценки и оскорбления.

 

10. Написать и опубликовать опровержение материала «Все смешалось в доме на Хабаровской» невозможно, поскольку приведенные в публикации факты соответствовали действительности на момент подготовки материала к печати.

 

11.  Редакция газеты «Забайкальский рабочий» на своих страницах  в любом случае готова предоставить слово жителям дома, и в частности, гражданину Смолянинову. Для себя редакция считает уместным проследить за развитием ситуации и продолжить данную тему».

 

Обстоятельства, установленные в ходе рассмотрения информационного спора:

 

Заявитель Д.Н. Смолянинов, отвечая на вопросы членов ad hoc коллегии и эксперта И.М. Дзялошинского, уточнил, что к нему ни до, ни после подачи жалобы не обращались сотрудники редакции газеты «Забайкальский рабочий», и что за прошедшие месяцы сам он в редакцию также не обращался. По словам заявителя, до появления этой публикации он пытался быть услышанным несколькими печатными и электронными СМИ, но там его неизменно воспринимали носителем личного, частного, а не общественного интереса.

 

Заявитель считает, что автор публикации, получив в Арбитражном суде исходную информацию о конфликте части жильцов «дома на Хабаровской» с управляющей компанией, свою собственную, журналистскую работу выполнила не должным образом, поскольку представила читателям газеты конфликтную ситуацию «однобоко»: как «взгляд со стороны управляющей компании» («как дали, так и изложила»), «выгораживающий компанию».  

 

Заявитель убежден в том, что если бы сотрудница редакции и в самом деле проводила «журналистское расследование», каким обозначен жанр материала в ответе главного редактора,  то она никак не разминулась бы лично с ним: как с человеком, информация об участии которого в судебном разбирательстве жильцов дома с управляющей компанией общедоступна. «Допустим, заходишь в наш центральный районный суд, выбираешь управляющую компанию «Жилье». И видишь, что судебное дело у этой компании есть только со мной, больше ни с кем». 

 

Общедоступностью информации о своем участии в конфликте заявитель объяснил и то, почему словосочетание «неугомонные  жители», обнаруживающее в контексте публикации негативный оттенок, воспринято им как личный выпад. «Именно поэтому «неугомонные» - это я. Просто это завуалировано».

 

Отвечая на вопросы о том, участвовал ли заявитель в судебном заседании, и каким был в этом случае его статус, Д.Н. Смолянинов уточнил, что на одном заседании присутствовал в качестве слушателя, на другом в качестве представителя, а на третьем, в котором суд как раз и принял решение об отказе в иске, не присутствовал. Что касается статуса: было подано ходатайство о включении Д.Н. Смолянинова в судебный процесс «как третьего лица, не заявляясь с самостоятельными требованиями». При этом «третьим лицом» он в итоге признан не был. 

 

На просьбу пояснить, в чем конкретно выразилась ложь автора статьи (с отсылкой к употребленному им словосочетанию «очередная ложь»), заявитель отреагировал следующим образом: «В статье журналист говорит, что вода не отключается, что жители непонятно почему борются. В конце жалобы я подтверждаю документами, что вода отключается. И что борюсь я не просто так, не из-за личной неприязни к управляющей компании, а по конкретным фактам: потому, что в доме систематически отсутствует горячая вода, что ее отключения случаются достаточно часто».

 

Эксперт И.М. Дзялошинский основную проблему ситуации информационного спора увидел в недостаточном профессионализме  сотрудников редакции. По его мнению, газета  определенно нарушила общепризнаваемые нормы (стандарты) профессиональной этики, воспользовавшись, к примеру, информацией  только из одного источника и не попытавшись получить информацию из другуго, не потрудившись узнать доводы другой стороны. 

 

Пройдя мимо тем для настоящего журналистского расследования (предположение о фальсификации заочных выборов; возникновение «двойных копий» документов, о которых упоминается в публикации), предъявив поверхностный подход к «жилищно-коммунальной» проблематике вообще и к конкретному конфликту жителей конкретного дома, в частности, журналист   усугубила ситуацию, сопроводив текст ироничными ремарками, которые могли быть истолкованы (что и случилось) заявителем в достаточно определенном, беспокоящем смысле.

 

Основное внимание эксперта привлекла не столько слабая, по его оценке, заметка, сколько реакция на жалобу: «ответ подписанный г-ном Забелиным, очень известным главным редактором известной газеты». «Оторопь» эксперта вызвали несколько конкретных тезисов этого ответа, самый первый из которых был сформулирован следующим образом: «Никаких писем, письменных документов, обращений или телефонных звонков  от жителей дома 23-А по Хабаровской улице в редакцию не поступало». 

 

Напомнив, что корреспондент все же побеседовала в чистеньком дворике с неким жителем дома,  безымянным «улыбчивым мужчиной», вполне довольным положением дел, и с управляющим, т.е. с заинтересованной стороной, эксперт посетовал, что не имеет возможности задать в ходе заседания вопросы г-ну Забелину. Уточнить, к примеру: действительно ли уважаемый редактор считает, что журналист, обращаясь к конфликтной ситуации, может довольствоваться только теми сведениями, которые попались ему под руку? Действительно ли г-н редактор полагает, что в задачу журналиста не входит поиск документов, не лежащих на поверхности; что у него есть возможность и право дожидаться, пока такие документы придут в редакцию самотеком? 

 

Заметив, что у него, отработавшего в прессе три десятка лет, нет доверия к «самотечным» документам, эксперт выразил обеспокоенность тем, что понятие «журналистское расследование» стало в российской прессе последних лет  общеупотребительным. «Расследованиями» сегодня могут именоваться, по сути, любые статьи или даже заметки. «Можно посидеть в суде, написать отчет и называть его “журналистским расследованием”: притом, что там не будет ни поиска документа, ни раскрытия серьезных и при этом именно скрытых, намеренно скрываемых от общества и журналиста фактов».

 

По мнению И.М. Дзялошинского, который много лет занимается теорией и практикой гражданской журналистики, у сотрудников газеты «Забайкальский рабочий» обнаруживается неточное понимание функций журналиста. Первое предложение по разрешению информационного спора, адресованное им «Забайкальскому рабочему», было таким: вернуться к «дому на Хабаровской», прояснить ситуацию с участием всех заинтересованных сторон, предложить читателям свое и достаточно серьезное понимание того, что же происходит между жильцами и управляющей компанией. Второе предложение эксперта редакции «Забайкальского рабочего»: провести редакционную учебу, включающую обсуждение и осмысление, в том числе, достаточно сложных и во многом новых для отечественных журналистов профессионально-этических проблем. А также и тех (во многом также новых) требований, которые предъявляются к деятельности журналиста как извне, так и изнутри профессии.  

 

 С учетом всего изложенного выше Общественная коллегия приняла следующее решение.

 

РЕШЕНИЕ

 

I. ОБШАЯ ЧАСТЬ

 

1. Общественная коллегия не находит в публикации «Все смешалось в доме на Хабаровской» признаков заказного материала («”заказухи” с признаками “показухи”» по определению заявителя).

 

2. Общественная коллегия не видит оснований для отнесения публикации, ставшей предметом информационного спора, ни к исследовательской, ни, тем более, к расследовательской журналистике. 

 

3. Воздерживаясь от оценок текста как журналистского произведения,  Общественная коллегия признает, что читатели, адресаты заметки «Все смешалось…» имеют дело с выражением достаточно обычного для региональной российской прессы проблемно-проходного, имитационного в основе подхода: скорее обозначающего поля и адреса конфликтов (социальных, экономических, гражданско-правовых), чем углубляющегося в них; тем более – исследующего методами и инструментарием журналистики их причины, содержание, вероятные перспективы развития и возможные последствия. 

 

4. Общественная коллегия не считает возможным и допустимым давать по единственной публикации «оценку деятельности» автора заметки и, тем более, редакции газеты в целом. В то же время, Коллегия признает правомерность претензий заявителя к характеру публикации и к обращению автора с профессионально-этической нормой. Отказ от содержательного обсуждения проблемной ситуации; замещение изложения позиции сторон дискуссии оценкой журналиста, подмена анализа предмета спора, дошедшего до суда,   «картинкой», переводящей общественно-значимое в маломасштабное «личностное», очевидно усугубляются неготовностью автора следовать устоявшимся в мировой журналистике, отобранным профессией правилам поведения журналиста на территории конфликта, задевающего права и интересы граждан. 

 

Безусловными отступлениями от норм и правил профессиональной этики журналиста приходится признать: отказ от попытки «объективизировать» авторский подход, предложение читателю в качестве заведомо предпочтительной одной из нескольких конфликтующих точек зрения; обращение за представлением мнения жителей к безымянному персонажу, анонимность которого, лишенная логики «защиты конфидента», допускает  предположение о персонаже-фантоме, в том числе; этот ряд продолжаем.

 

5. Общественная коллегия выражает недоумение в связи с готовностью редактора газеты «Забайкальский рабочий» безоговорочно поддержать в информационном споре автора заведомо конфликтного текста. Досадное пренебрежение конкретного журналиста  нормами и правилами профессионального поведения по факту переводится тем самым в категорию, как минимум, редакционно-приемлемого, допускаемого редакцией. 

 

Не имея возможности надежно отделить в заявленном «солидарном» подходе редакции сберегающее начало от травмирующего (защиту редакционной независимости, права журналиста на мнение от «дурного корпоративизма», в частности), Общественная коллегия поддерживает вывод эксперта И.М. Дзялошинского о  необходимости специального, целевого обращения редакции газеты к сложным и во многом новым для российских журналистов профессионально-этическим проблемам. 

 

Принимая к сведению взгляд эксперта на редакционную учебу как на достаточно эффективный способ (метод) уточнения и обновления взглядов и представлений практикующих журналистов о работе, выполняемой изо дня в день, но также и о профессии в целом, Коллегия уточняет, что определение  приемлемых форм и способов (методов) актуализации представлений сотрудников редакции о признаваемом «профессионально правильным» в современной журналистике является исключительной прерогативой руководства самих редакций СМИ. 

 

6. Общественная коллегия, поддерживая предложение эксперта И.М. Дзялошинского, рекомендует  редакции газеты «Забайкальский рабочий» в любой удобной для нее форме вернуться к теме «дома на Хабаровской», прояснить ситуацию реального конфликта с участием всех заинтересованных сторон. Т.е. предложить своим читателям (с учетом именно «тиражируемости» конфликтов подобного рода) достаточно серьезное понимание того, что же происходило и происходит сегодня между жильцами и управляющей компанией, в какой мере, какими именно способами и средствами  улажен, разрешен - или же «заморожен», отложен - конфликт, вокруг и по поводу которого выстроился информационный спор.

 

II. СПЕЦИАЛЬНАЯ ЧАСТЬ

 

7. Исходя из того, что ситуация, породившая настоящий информационный спор, не является уникальной, и предполагая, что число конфликтов граждан с организациями в сфере ЖКХ, выходящих в сферу средств массовой информации, будет в ближайшие годы нарастать, провоцируя образование подобных рассматриваемому (в известном смысле - «прецедентных») информационных споров, Общественная коллегия считает полезным уточнить, определяя их системными,  следующие обстоятельства: 

 

- В конфликте И.Д. Смолянинова с редакцией газеты «Забайкальский рабочий проявились два заметно расходящихся представления об ожидаемом и непредставимом (как приемлемом и неприемлемом) в   журналистике вообще - и в журналистской профессии, в частности: гражданина, не связанного со СМИ, но определенно рассчитывающего, как минимум, на профессиональный интерес и известную лояльность сотрудников СМИ при освещении конфликта неформальной ассоциации граждан (группа граждан-собственников жилья) с организацией (управляющая компания), - и редакции, силы и средства которой очевидно не позволяют говорить ни о достаточной «специализации» сотрудников, ни о возможности работы в режиме информационного сопровождения наиболее значимых для  данных территории и времени  «типовых» социальных конфликтов, к числу которых практически повсеместно  сегодня относятся конфликты граждан и организаций в сфере ЖКХ.

 

- Общественная коллегия признает, что представление заявителя о «должном» в журналистской профессии соответствует скорее «идеальному», чем практическому, достаточно прагматичному образу профессиональной журналистики; не только российской. 

 

Это широко распространенное представление восходит к также «идеальным», но при этом прежним, советских времен, представлениям о журналисте как носителе сверхнормативной профессионально-гражданской позиции. «Идеальный» советский журналист инициативно и, по большей части, эффективно (эта важная для самоощущения профессионалов мифологема   последовательно поддерживалась советской пропагандой) вступал в борьбу за права,  достоинство, благополучие рядового человека там и тогда, где и когда обнаруживал нарушение этих прав, умаление достоинства, постановку под вопрос благополучия людей, интересы которых он представлял по праву и обязанности принадлежности к профессии и к редакции конкретного СМИ. 

 

Связанное с достаточно единообразным прочтением не миссий, но  «властных» функций журналиста (представителя условной «четвертой власти», обладающей как бы собственным «управленческим» ресурсом), подобное представление о «правильном» в журналистике и ожидаемом от журналиста и поныне сохраняется в России. Сохраняется во многом благодаря тому, приходится признать, что у нас в стране и по сей день отсутствует медиаобразование: и как базовое, системно получаемое еще в юности знание гражданина о реальных функциях масс-медиа в гражданском обществе, - и как поддающийся анализу и воспроизведению навык успешного взаимодействия гражданина с реальными медиа и с реальными журналистами. 

 

Факт отсутствия в России даже и начатков медиаобразования, а с тем и отсутствия понимания (и в обществе, и во власти) того, что значительная часть конфликтов, травмирующих сегодня и общество, и СМИ, решается на ментальном уровне, через обновление и систематизацию знаний и представлений граждан, гражданских организаций и объединений о современных медиа и современной журналистике, чем дальше, тем больше  будет обнаруживать себя фактором, сдерживающим модернизацию и затрудняющим развитие гражданского общества. 

 

Это первый тезис, предлагаемый Общественной коллегией потенциальным адресатам ее Решений к публичному обсуждению.

 

- Общественная коллегия находит, что попытка перенесения «идеальных» представлений заявителя (его убежденности в том, что  журналисты уже в силу принадлежности к профессии обязаны активно и инициативно заниматься  конфликтами в сфере ЖКХ, включая конфликты граждан с управляющими компаниями, достаточно глубоко «погружаясь» в проблемы конкретных людей; его уверенности в том, что журналист, узнав о некоем «ЖКХ-конфликте» в суде, обязан искать встречи с носителями важной для читателя «гражданской» информации) на представителей значительной части редакций российских региональных СМИ изначально мало- или даже контрпродуктивна. 

 

Неточность исходного запроса к журналисту и СМИ, завышенность ожиданий, связанных с его добровольным вовлечением в конкретный социальный конфликт, определенно не способствуют взаимодействию гражданина и СМИ, разрушая при этом их взаимное доверие.

 

Это второй тезис, предлагаемый Общественной коллегией к публичному обсуждению заинтересованными субъектами и сторонами.

 

- Общественная коллегия убеждена, вместе с тем, что никакие проблемы или затруднения ежедневного существования или даже «выживания» СМИ в условиях российского медийного квазирынка (даже и в больших по российским меркам городах) не снимают  вопроса о правомерности как значительной части претензий заявителя, так и его убежденности в том, что журналист (человек с редакционным удостоверением, конкретно) не имеет права заниматься освещением конфликтной ситуации, затрагивающей интересы гражданина,  небрежно, неумело, не обнаруживая профессиональных знаний и навыков, профессиональной готовности и способности быть и восприниматься честным профессионалом; не придерживаясь  норм и правил профессионального поведения. 

 

Этот оправданный и правомерный «гражданский» взгляд на вещи и на профессию, заставляет Общественную коллегию напомнить о существовании такого серьезного затруднения на пути профессионализации российской журналистики, как затянувшееся отсутствие на российской медийной территории обсужденных, согласованных, принятых и признанных обязательными для медиа и журналистов, в них работающих, профессиональных журналистских стандартов. 

 

Понимая, что профессиональные стандарты не образуются спонтанно, по желанию или по доброй воле журналистов,  владельцев медиа, членов медиа-ассоциаций, Общественная коллегия выражает убеждение в том, что без настойчивого проявления таких желания и воли, без серьезных целевых усилий (редакторов, издателей, владельцев СМИ, но, прежде всего – самих журналистов) по их точной и, что важно, своевременной «кристаллизации», журналистские стандарты в России - как основа для эффективного саморегулирования профессии и медиа, в том числе, -  могут опоздать родиться «естественным» путем. Т.е. могут быть замещены «стандартами» квазипрофессиональными,  навязанными извне (властью ли, гражданскими ли организациями, недостаточно понимающими специфику медиасферы и проявляющими применительно к СМИ нетерпение, переходящее в нетерпимость), директивно предложенными журналистам к употреблению.

 

Общественная коллегия полагает, что выработка жизнеспособных норм и правил профессионального поведения журналистов и СМИ, российских журналистских и медийных стандартов должна занять приоритетное место в «повестке дня» прежде всего самого российского журналистского сообщества: очевидно заинтересованного (как минимум, в своей этосной, наиболее профессиональной части) в  серьезном упрочении репутационных оснований профессии, в сохранении и качественном развитии ее повседневной связи с реальным и, что важно, постоянно изменяющимся, активно трансформирующимся российским обществом. Это третий и последний тезис, предлагаемый Общественной коллегией к обсуждению по результатам рассмотрения конкретного информационного спора. 

 

 

III. ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНАЯ ЧАСТЬ

 

8. Общественная коллегия напоминает сторонам данного спора, что  в силу моральных обязательств, принятых при подписании Соглашения о признании профессионально-этической юрисдикции Общественной коллегии, настоящее решение является обязательным для исполнения и как таковое кладет конец данному информационному спору: не предполагая его продолжения в суде или в иных органах государственной власти или местного самоуправления.

 

9. Общественная коллегия просит:

редакции журналов «Журналист» и «Информационное право» - опубликовать состоявшееся решение Общественной коллегии;

Факультет журналистики МГУ им. М.В.Ломоносова, а также факультеты журналистики других вузов – обсудить состоявшееся решение Общественной коллегии со студентами, изучающими профессиональную этику; 

Комиссию Общественной палаты Российской Федерации по коммуникациям, информационной политике и свободе слова в средствах массовой информации – принять к сведению состоявшееся решение Общественной коллегии.

 

Настоящее решение принято консенсусом.   

 

Председательствующий, 

Ю.В. Казаков 

 

В соответствии с пунктом 7.4. Устава Общественной коллегии состоявшееся решение обнародовано 16 ноября 2010 года на сайте www.presscouncil.ru.

 

Подать жалобу

Укрепление негативных стереотипов, искажение высказываний, изложение несуществующих фактов, сокрытие истинной информации, необоснованное обвинение, публикация за взятку или взятка за непубликацию - жалуйтесь, если ваши права были нарушены, а интересы ущемлены прессой!

«Черная метка» СМИ

В практике Коллегии так называется письменное уведомление СМИ о поступившей жалобе на его материалы

Редакция СМИ вправе не реагировать на данное уведомление, однако ее ответ или участие в заседании демонстрирует высокий уровень профессиональной культуры и повышает градус доверия к нему со стороны общества. Мы ведем список всех СМИ, на которые поступали жалобы, фиксируем наиболее частых нарушителей и тех, кто игнорирует правила и принципы саморегулирования СМИ. Посмотреть список СМИ