Коллегия: Репортаж "России 24" о Борисе Вишневском основан на "методе гнилой селедки"

Коллегия по жалобам на прессу обнародовала решение по жалобе на репортаж телеканала "Россия 24" в программе "Вести с Алексеем Казаковым", в котором содержались обвинения депутата санкт-петербургского Заксобрания Бориса Вишневского в сексуальных домогательствах. В решении говорится, что репортаж стал частью информационной кампания, по сути является пропагандой, а в его основе лежит "метод гнилой селедки", используемый в спецпропаганде. 

Вот что об этом методе и том, как он работает, написал несколько лет назад Владимир Яковлев: «Подбирается ложное обвинение. Важно, чтобы оно было максимально грязным и скандальным. Хорошо работает, например, мелкое воровство, или, скажем, растление детей, или убийство, желательно из жадности. Цель “гнилой селедки” вовсе не в том, чтобы обвинение доказать. А в том, чтобы вызвать широкое, публичное обсуждение его… несправедливости и неоправданности.

"Человеческая психика устроена так, что, как только обвинение становится предметом публичного обсуждения, неизбежно возникают его “сторонники” и “противники”, “знатоки” и “эксперты”, оголтелые “обвинители” и ярые “защитники” обвиняемого. Но вне зависимости от своих взглядов все участники дискуссии снова и снова произносят имя обвиняемого в связке с грязным и скандальным обвинением, втирая таким образом все больше “гнилой селедки” в его “одежду”, пока наконец этот “запах” не начинает следовать за ним везде. А вопрос “убил-украл-совратил или все-таки нет” становится главным при упоминании его имени", - говорится в решении Коллегии.

Кроме того, в документе перечисляются семь признаков политической пропаганды с элементами “языка вражды”:

- «объектное» отношение субъекта пропаганды к конкретному человеку, социальной группе, обществу в целом;

- наличие четкой, подлежащей реализации цели как ожидаемого итога воздействия медиа на «объект», - с определенным изменением (или поддержанием) «картины мира» в его сознании; в идеале - с переведением навязанных представлений в поступок и образ действий;

- целевой, работающий на жесткий «сценарий» отбор фактов, активное обращение к дезинформации, манипулирование фактами, статистическими данными, мнениями, включая экспертные, или сдвиг акцентов там, где прямая дезинформация представляется невозможной;

- действие в логике «цель оправдывает средства»; использование средств и методов, сплошь и рядом несовместимых с такими ценностями, как честность, правдивость и т.д.;

- обнаружение, создание или дорисовка «образа врага»; внесение в массовое сознание и поддержание в нём разделения на «мы» и «они»;

- апелляция преимущественно к эмоциям, к чувствам, а не к разуму, игра на страхах и предубеждениях, активное использование историй о злодеяниях и зверствах;

- фабрикация признаков надежности, в том числе, источников информации.

Коллегия полагает, что урон от материалов, подобных оспоренному сюжету, наносится не только репутации конкретного политика или общественного деятеля, не только репутации конкретных журналистов или СМИ, поступающихся принципами профессиональной и социальной ответственности, но и усилиям, которые предпринимаются в борьбе с тяжёлой и важной общественной проблемой, и обществу в целом. 

Полный текст Решения Коллегии


 

ВИДЕОЗАПИСЬ ЗАСЕДАНИЯ ПО ЖАЛОБЕ 


ИЗВЛЕЧЕНИЕ ИЗ РЕШЕНИЯ КОЛЛЕГИИ 

  1. Что касается сюжета, выпущенного в программе «Вести с Алексеем Казаковым» телеканалом «Россия 24», то Коллегия находит его по содержанию, направленности и качеству  создающим прецедент, заслуживающим повышенного внимания, как минимум, по трём причинам.

Первая: телеканал, входящий в государственное унитарное предприятие ВГТРК, оказался вовлечён в региональную информационную кампанию, характер которой в упомянутом заявлении Секретариата Союза журналистов СПб и ЛО определён как несовместимое со статусом журналиста тиражирование дезинформации.

Вторая: влиятельный федеральный телеканал, с его охватом российской территории и многомиллионной аудиторией, занял в этой кампании место очевидно не рядового актора, не просто ретранслятора, но и усилителя того преследовательского импульса, который по элементам закладывался и формировался инициаторами конкретной информкампании, начиная с самой первой публикации nation-news.ru от 7 ноября 2019 г. (Фрагмент этой публикации выводится на экран авторами оспоренного телесюжета.)

И, наконец, третья причина. Хартия телерадиовещателей (1999 г.), и по сей день единственный медиаэтический документ, говорящий о правилах и нормах поведения как телевизионного журналиста, так и телекомпании на территории России, относит «организацию информационных кампаний по целенаправленной дискредитации граждан и организаций» к «действиям, несовместимым с нормами цивилизованной журналистики». Коллегия считает, что эта оценка сохраняет значение также и для случаев, когда общенациональная телекомпания выступает по факту не организатором, а «всего лишь» одним из  участников информационных кампаний названного рода и толка.

 

  1. Оценивая специфику оспоренного сюжета, Коллегия вслед за заявителями и за своим экспертом проф. С.К. Шайхитдиновой, обращает внимание на недопустимую определённость, однозначность интенции, заложенную в заголовок сюжета «Скандал в Санкт-Петербурге: вузовский преподаватель домогался студенток». Коллегия обращает внимание на то, что обвинение, которое держится на слове безымянной, по сути, девушки, не будучи подкреплено никакими фактами, а значит изначально требующее повышенной осторожности в работе с ним (возможно - клеветническим, облыжным, наветным), заголовком сюжета передаётся как установленный факт.

Коллегия, соглашаясь и с заявителями, и с экспертом, обращает внимание на то, далее, что авторы сюжета - сначала в заголовке, в котором речь идёт  уже не о некой «бывшей студентке» Кристине, а о неких «студентках», а затем и в тексте, где упоминается о неких «массовых жалобах на видного общественного деятеля», бездоказательно продолжают, закрепляя и распространяя на новую, федеральную аудиторию, тему неких «бывших учениц», заложенную в той же публикации nation-news.ru от 7 ноября 2019 г. Таким путём в сознание массового зрителя закладывается представление о том, что речь идёт не о сомнительном обвинении, предъявляемом конкретным лицом конкретному лицу, но о подобного же рода обвинениях неопределённого ряда лиц, предъявляющих известному общественному и политическому деятелю и преподавателю обвинения подобно же рода.

 

  1. Коллегия отмечает усилия по «объективизации» подхода, закладываемого в конструкцию сюжета: его авторы, например, упоминают о внутренней проверке, проведённой в РГПУ им. А.И. Герцена и даже выводят на экран высказывание руководителя пресс-службы вуза Лариса Кузьминой, согласно которому «ни один из учащихся», у которых преподаёт Б.Л. Вишневский, «не подтвердил обвинений», изложенных в опубликованном письме т.н. Кристины. А на выходе сюжета, после информации о том, что обвиняющие намереваются обратиться к правоохранителям, задаются вопросом, оборачивающимся, на самом деле, признанием: «Может, тогда  появятся железные доказательства, что депутат преступил черту, которых пока нет». (Авторский текст Г. Подгорного, - Коллегия). 

Коллегия находит, однако, что упомянутая «объективизация» является приёмом, медиатехнологической уловкой, призванной одновременно и повысить доверие к позиции, очевидно занимаемой и продвигаемой фактическими соавторами сюжета, Г. Подгорным и А. Казаковым, и минимизировать риски выпустивших сюжет в федеральный телеэфир.

 

  1. Говоря о рисках и напоминая, в частности, о том, как распорядились авторы программы не только словами, сказанными И.В. Киркорой, но и её именем и репутацией, Коллегия уточняет, что в данном случа телезритель имел дело с достаточно простым в технологическом отношении приёмом нарезки кадров и подгонки «сторонней» информации под результат, искомый для подгоняющего. Нарушение правил игры во взаимоотношениях телеканала и общественного деятеля, равно как и введение в заблуждение телезрителя «нужной» репликой эксперта, дававшего, на самом деле, интервью на тему определённо не по теме сюжета, очевидно не заботили его авторов, не являлись для них предметом профессионально-этической рефлексии. И общественный деятель, и телезритель оказались, по сути, просто утилитарно использованы в каких-то других, не журналистских  интересах людьми, представляющими государственную  телекомпанию.

 

  1. Коллегия обращает внимание на то, что её эксперт проф. С.К. Шайхитдинова, исследовав оспоренный сюжет, предпочла в своих выводах (документ «Мнение эксперта») говорить о Георгии Подгорном и Алексее Казакове не как о телевизионных журналистах, но как о медиатехнологах, соавторах медиатекста, создаваемого для очернения репутации политика. Эксперт Коллегии сделала при этом однозначно прочитываемый вывод: сюжет Г. Подгорного и его представление на телеканале «Россия 24» «являют собой кампанию травли политического деятеля Бориса Вишневского и в этой связи грубо нарушают все нормы профессиональной этики журналиста».

 

  1. Соглашаясь с экспертом как в этом главном выводе, так и в том, что определённый набор методологических и технологических приёмов, применённых соавторами сюжета (языковое воздействие; введение героя в отрицательно оцениваемый контекст; использование воздействия, связанного с эффектом прайминга; встраивание в заданную смысловую схему видеоматериалов и свидетельств; использование и распространение слухов об обсуждаемой персоне, и т.д.), позволяет говорить «о скрытых манипуляционных технологиях воздействия на общественное мнение», Коллегия, вместе с тем, считает необходимым обратить внимание на одно особое обстоятельство, не попавшее в поле зрения эксперта, который оценивал оспоренный сюжет только и исключительно на предмет его соответствия основам профессиональной этики журналиста. А именно: на признаки пропаганды (или даже спецпропаганды), которые в нём обнаруживаются.

 

  1. Напоминая о том, что в Рекомендациях Сети организаций медийного саморегулирования (СОМС) относительно распространения пропаганды в СМИ содержится определённый набор признаков пропаганды, Коллегия полагает в полной мере относящимися к оспоренному сюжету такие признаки «политической пропаганды с признаками “языка вражды”», как:

- «объектное» отношение субъекта пропаганды к конкретному человеку, социальной группе, обществу в целом;

- наличие четкой, подлежащей реализации цели как ожидаемого итога воздействия медиа на «объект», - с определенным изменением (или поддержанием) «картины мира» в его сознании; в идеале - с переведением навязанных представлений в поступок и образ действий;

- целевой, работающий на жесткий «сценарий» отбор фактов, активное обращение к дезинформации, манипулирование фактами, статистическими данными, мнениями, включая экспертные, или сдвиг акцентов там, где прямая дезинформация представляется невозможной;

- действие в логике «цель оправдывает средства»; использование средств и методов, сплошь и рядом несовместимых с такими ценностями, как честность, правдивость и т.д.;

- обнаружение, создание или дорисовка «образа врага»; внесение в массовое сознание и поддержание в нём разделения на «мы» и «они»;

- апелляция преимущественно к эмоциям, к чувствам, а не к разуму, игра на страхах и предубеждениях, активное использование историй о злодеяниях и зверствах;

- фабрикация признаков надежности, в том числе, источников информации;

 

  1. Не углубляясь в безусловно далёкую от её компетенции область спецпропаганды, но хорошо представляя, какую силу могут обретать и как работают в обществе мирного времени антирепутационные механизмы, запускаемые на площадках СМИ, формирующих «образ врага», Коллегия полагает полезным упомянуть об используемом в спецпропаганде «методе гнилой селёдки». Вот что об этом методе и том, как он работает, написал несколько лет назад Владимир Яковлев: «Подбирается ложное обвинение. Важно, чтобы оно было максимально грязным и скандальным. Хорошо работает, например, мелкое воровство, или, скажем, растление детей, или убийство, желательно из жадности. Цель “гнилой селедки” вовсе не в том, чтобы обвинение доказать. А в том, чтобы вызвать широкое, публичное обсуждение его… несправедливости и неоправданности.

Человеческая психика устроена так, что, как только обвинение становится предметом публичного обсуждения, неизбежно возникают его “сторонники” и “противники”, “знатоки” и “эксперты”, оголтелые “обвинители” и ярые “защитники” обвиняемого. Но вне зависимости от своих взглядов все участники дискуссии снова и снова произносят имя обвиняемого в связке с грязным и скандальным обвинением, втирая таким образом все больше “гнилой селедки” в его “одежду”, пока наконец этот “запах” не начинает следовать за ним везде. А вопрос “убил-украл-совратил или все-таки нет” становится главным при упоминании его имени».

 

  1. Коллегия обращает особое внимание и журналистов, и граждан, никак не связанных с журналистской деятельностью, на то обстоятельство, что в основе оспоренного сюжета лежит фактически поддержанное соавторами сюжета обвинение политика и педагога Б.Л. Вишневского в том деянии, которое теперь и в массово-информационном пространстве России тоже именуется харассментом. Не обсуждая, как было сказано, основательности (безосновательности) обвинений такого рода, предъявляемых конкретному лицу, Коллегия полагает полезным уточнить следующее обстоятельство, представляющееся ей существенным и для общества, и для СМИ. 

Общественные проблемы такого рода, как сексуальное насилие и харассмент окружены большим количеством социальных мифов, многие из которых перекладывают ответственность за случившееся и стыд за обнародование инцидента на пострадавших: упирая на то, что преступления такого рода сложно доказать, что возможен голословный оговор предполагаемого преступника и т.п.

Занимаясь, по сути, оговором конкретных людей и пользуясь потенциальной «хайпогенностью» самой темы, СМИ, проявляющие недобросовестность или недопустимую лёгкость в работе с ней, по факту подрывают усилия всех тех правозащитников и гражданских активистов, которые пытаются привлечь к этой серьезной проблеме общественное внимание.

Коллегия полагает, что урон от материалов, подобных оспоренному сюжету, наносится не только репутации конкретного политика или общественного деятеля, не только репутации конкретных журналистов или СМИ, поступающихся принципами профессиональной и социальной ответственности, но и усилиям, которые предпринимаются в борьбе с тяжёлой и важной общественной проблемой, и обществу в целом. 

Полный текст Решения Коллегии

Поделиться в социальных сетях

Подать жалобу

Проект реализуется при поддержке Фонда Президентских грантов, единого оператора грантов Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества

Сайт Фонда президентских грантов