Оглавление

Мнение эксперта С.К. Шайхитдиновой

о телевизионном репортаже «Пытки в полиции» (13.02.2019) телекомпании АИСТ («Альтернативная иркутская студия телевидения»)

 

Мнение резюмирует итоги проведенного исследования.

Эксперт-исследователь: Шайхитдинова Светлана Каимовна, профессор кафедры национальных и глобальных медиа Высшей школы журналистики и медиакооммуникаций ИСФН Казанского (Приволжского) федерального университета, профессор, д.филос.н.; к.филол. н. по специальности «журналистика»; стаж работы в практич. жур-ке – 6 лет; опыт производства экспертных заключений по конфликтным текстам массовой информации – с 1997 года.

Время и место проведения исследования: 15 марта – 4 апреля 2019, г.Казань.

Лицо, назначившее проведение исследования: Юрий Венедиктович Казаков, сопредседатель Общественной коллегии по жалобам на прессу (г. Москва).

Материалы, предоставленные эксперту:

- Жалоба в Общественную коллегию по жалобам на прессу Святослава Игоревича Хроменкова на видеосюжет «Пытки в полиции», показанный 13.02.2019;

- Телевизионный репортаж Алексея Келэвро «Пытки в полиции» // URL: < https://www.youtube.com/watch?v=zQvQNyx4v0U >

- Пояснительная корреспондента ТК «Дождь» Т.М.Рожанского о том, что Хроменков отказался от интервью с ним и таким образом в выпуске «Дождя» по заданной теме не участвовал и не «пиарился», как это утверждается в спорном сюжете.

Вопросы, поставленные перед экспертом:

1. Содержатся ли в телевизионном репортаже Алексея Келэвро «Пытки в полиции» сведения, нарушающие профессиональную этику журналиста, а именно: сведения, конструирующие заведомо отрицательный образ правозащитника Святослава Игоревича Хроменкова и его деятельности?

2. Если «да», то в каких фрагментах видеоряда и речевых высказываний?

Методология исследования базируется на теории телевизионного производства, профессиональной этике журналиста, психологии журналистики, социологии массовых коммуникаций.

Характеристика объекта исследования

Телевизионный сюжет под рубрикой «Специальный репортаж» длится 15 минут 40 секунд. На первой минуте показываются кадры из коридора здания управления Иркутского МВД, где камеры наблюдения зафиксировали, как свидетель по делу об убийстве выходит из кабинета хромая, держась за стены. За кадром голосом журналиста формулируется завязка – инцидент произошел осенью 2016 года и наделал много шуму - оперативники, подозревавшиеся в избиении и пытках свидетеля, были уволены на следующий же день. Далее в кадре появляется журналист Алексей Келэвро. Он обращается к материалам дела об убийстве, по которому проходил этот свидетель. Изложение иллюстрируется кадрами оперативной съемки, журналистскими интервью. Вслед за оперативниками, которым предъявлено обвинение, журналистом ставятся под сомнение показания потерпевших, данные следственного эксперимента. На 13-й минуте сюжета в кадре появляется правозащитник Святослав Хроменков, который представлен как человек, отрабатывающий своей деятельностью западные гранты. На последней минуте сюжета звучит резюме журналиста по произведенному им «расследованию». В действиях потерпевших, жертв, их родственников, а также в действиях правозащитника им усматриваются корыстные мотивы.

Выводы исследования

Вывод 1

В телевизионном репортаже «Пытки в полиции» с помощью средств телевизионного производства (образный ряд, модальность высказываний автора и героев сюжета, композиционное построение видеоматериала) создана предвзятая картина по делу о пытках в полиции. А именно: оперативники, которым предъявлено обвинение, представлены как «стражи порядка», «блюстители закона», тогда как действиям других фигурантов дела, их родственникам, а также деятельности правозащитника, приписаны корыстные мотивы.

Обращают на себя внимание также источники информации, которые использует журналист. Основной объем репортажных съемок в сюжете обеспечен с использованием служебной информации отдела МВД.

Пояснение

Сюжет включает зрителя в динамичную смену эпизодов, большая часть из которых отсылает к материалам дела полугодовалой давности, то есть являет собой служебную информацию оперативных органов (видеоданные следственного эксперимента, фотография с места убийства и другие фото- и видеосвидетельства). Они чередуются с журналистскими интервью, формируя первые 12 минут у неискушенной аудитории впечатление, что в этом деле все запутано и что-то не чисто.

Сомнение относительно надежности показаний жертв, свидетелей и пр. журналист высказывает вслед за оперативниками, которым предъявлено обвинение. Им дается возможность в полной мере выразить свою точку зрения по данному делу в интервью журналисту. Фрагменты интервью рассредоточены по ходу всего сюжета и фактически организует его в первые 12 минут.

Образ обвиняемых оперативников представлен людьми, которые четко формулируют свою точку зрения, грамотно рассуждают, используют формулировки и обороты официальных документов. Все это призвано создавать у зрителя положительное впечатление. Этому служит также пространственная организация разговора: интервью взято на городской улице зимним днем. Эти фрагменты видеоряда контрастируют с кадрами оперативной съемки и неприглядной обстановкой, в контексте которой, как правило, бессвязно высказываются другие участники истории. Среди них есть люди с маргинальной внешностью и пагубными привычками (репортаж насыщен подобного рода кадрами, которые прямой смысловой нагрузки не несут, но при этом привлекают внимание неискушенной аудитории). Немаловажно, что журналист Алексей Келэвро изначально дает понять, что он поддерживает позицию обвиняемых оперативников, смотрит на дело, в котором по ходу следствия стало происходить что-то «таинственное», их глазами.

К 13-й минуте сюжета вопросов, отрицательных впечатлений от «несуразностей», от нагнетаемых противоречий в деле накапливается достаточно, чтобы с нетерпением ожидать развязки. В качестве развязки предлагается встреча с правозащитником Святославом Хроменковым, который представлен как человек, зарабатывающий на подобного рода делах. Закадровая речь журналиста, расставленные в ней акценты завершают образ представителя правозащитной деятельности как резидента интересов западных государств. Сведения этого рода вводятся в тест через оборот «есть информация о том, что…» . Именно он по логике телевизионного сюжета «виноват» в том, что пострадавшие и их родственники путаются в показаниях, меняют их, выстраивают линию защиты, которая журналистом Алексеем Келэвро вслед за обвиненными в пытках оперативниками изначально поставлена под сомнение.

Резюме журналиста на последней, 16-й минуте телевизионного медиатекста подтверждает наличие заданной цели. А именно: депроблематизировать тему пыток (по свидетельству заявителя репортаж вышел за несколько дней до объявления приговора) и перевести вопрос в статус «житейской драмы», в которой «каждый имел свою выгоду» и потому стал жертвой «своеобразной игры с законом»:

Совершенно очевидно, что если убрать из этой истории пугающее слово «пытки», становится ясно, что абсолютно все герои этого материала имеют свою корыстную выгоду. Сестра пыталась вытащить брата из тюрьмы, мать погибшего – наказать виновных. Оперативники, даже если перестарались, то выполняли свою работу и были частью одного большого механизма правосудия. Погибший свидетель хотел отомстить за нанесенное оскорбление и, возможно, заработать денег. А правозащитник делал пиар на этом деле – своеобразная игра с законом, печальным итогом которой стали загубленные жизни и судьбы.

Данный текст произносится журналистом Алексея Келэвро в кадре с обращением к аудитории. Он сидит около стенда, на который поочередно прикрепляет фотоснимки упоминаемых им героев своего репортажа. «Заключительный аккорд», образ «завершенного расследования», в котором «расставлены все точки над i», - все это обнаруживает продуманную систему манипулятивного воздействия на зрителя.

 

Вывод 2

В телевизионном репортаже «Пытки в полиции» нарушен такой принцип профессиональной этики журналиста, как принцип объективности (непредвзятости, честности, правдивости). Материалы дела изложены тенденциозно, на позициях одной из сторон, что может расцениваться также как давление на суд.

Журналистом Алексеем Келэвро нарушен основной принцип Декларации Гильдии судебных репортеров «О принципах честной работы в жанрах судебного очерка и репортажа, а также журналистского расследования»: «Мы исходим из презумпции добропорядочности всех лиц, чьи имена и поступки мы делаем достоянием гласности» [3].

С использованием медиатехнологий журналистом Алексеем Келэвро производится депроблематизация темы пыток. То есть отрицание позиции другой стороны происходит не по существу вопроса, а через вброс фейковой информации об оппоненте (заявителем документально опровергнуты сведения отрицательного характера о нем в сюжете), через дискредитацию его профессиональной и общественной репутации. Создание заведомо ложного образа правозащитника свидетельствует о нарушении принципа уважения личности, ее доброго имени и достоинства.

 

В целях продвижения собственной версии случившегося журналистом Алексеем Келэвро осуществлена подмена тезисов, умаляющая честь и достоинство личности: тем, кто представляет другую сторону конфликта, приписаны корыстные мотивы в делах, которые никак не могут быть измерены «корыстью».

 

 

Список использованной литературы и источников:

1. Баранов В.Н. Лингвистическая экспертиза текста: теория и практика. М., 2009.

2. Дзялошинский И.М. Коммуникативное воздействие: мишени, стратегии, технологии. – М., 2012.

Декларации Гильдии судебных репортеров «О принципах честной работы в жанрах судебного очерка и репортажа, а также журналистского расследования» // URL: https://www.presscouncil.ru/teoriya-i-praktika/dokumenty/759-deklaratsiya-gildii-sudebnykh-reporterov-o-printsipakh-chestnoj-raboty-v-zhanrakh-sudebnogo-ocherka-i-reportazha-a-takzhe-zhurnalistskogo-rassledovaniya

3. Профессиональная этика журналиста: Документы и справочные материалы / Под ред. Ю.В.Казакова. М., 2004.

4. Телевидение: Режиссура реальности. М.,2007.

5. Хартия телерадиовещателей // URL: <https://www.presscouncil.ru/index.php/teoriya-i-praktika/dokumenty/756>

Подать жалобу

Укрепление негативных стереотипов, искажение высказываний, изложение несуществующих фактов, сокрытие истинной информации, необоснованное обвинение, публикация за взятку или взятка за непубликацию - жалуйтесь, если ваши права были нарушены, а интересы ущемлены прессой!

«Черная метка» СМИ

В практике Коллегии так называется письменное уведомление СМИ о поступившей жалобе на его материалы

Редакция СМИ вправе не реагировать на данное уведомление, однако ее ответ или участие в заседании демонстрирует высокий уровень профессиональной культуры и повышает градус доверия к нему со стороны общества. Мы ведем список всех СМИ, на которые поступали жалобы, фиксируем наиболее частых нарушителей и тех, кто игнорирует правила и принципы саморегулирования СМИ. Посмотреть список СМИ

Работа сайта осуществляется с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов

Сайт Фонда президентских грантов