Оглавление

 

Мнение эксперта

кандидата философских наук К.А. Назаретян о сюжетах на телеканале НТВ: «Спонсоры из США открыли в Перми музей “националистов-мучеников” Украины» в программе «ЧП» (от 03 июня 2014 года) и «Пятая колонна» в программе «Профессия — репортер» (от 07 июня 2014 года)

 

Два анализируемых сюжета на телеканале НТВ формально выполнены в жанре репортажа. Первый («Спонсоры из США открыли в Перми музей “националистов-мучеников” Украины»), длительностью пять с половиной минут, вышел в программе «Чрезвычайное происшествие», где традиционно даются репортажи с мест интересных и необычных событий. Второй («Пятая колонна»), длительностью чуть больше 26 минут, должен быть репортажем, как можно предположить, просто исходя из названия программы: «Профессия — репортер».

Журналистская работа в жанре репортажа предполагает соблюдение нескольких базовых этических принципов, среди которых - принципы беспристрастности и правды. Они подразумевают, что журналист не должен иметь предубеждений относительно темы репортажа (или, даже если он их имеет, это никак не должно отразиться в его работе), не должен иметь заранее заготовленного плана подачи информации, не должен высказывать собственного мнения, должен стремиться представить ситуацию с нескольких углов зрения, быть максимально точен в передаче фактов, стремиться донести до зрителя всю полноту правды, а в тех случаях, когда факт оказывается спорным и не подтвержден несколькими источниками либо кем-то опровергается, должен ссылать на источник информации и/или отмечать для аудитории, что есть альтернативные данные. Анализ показал, что ни одно из перечисленных правил не соблюдено журналистом в анализируемых материалах телеканала НТВ.

Изучение сюжетов позволило выявить несколько грубых этических ошибок, допущенных их автором: тенденциозный подбор экспертов и комментаторов; неверное представление некоторых комментаторов зрителю; «передергивание» и транслирование ложной информации; манипулирование зрителем с помощью некорректного наложения текста на видеоряд; невнятность повествования, как будто специально задуманная для того, чтобы запутать зрителя; обилие необоснованных/непроверенных утверждений или утверждений, которые являются скорее мнениями, чем фактами.

Тенденциозный подбор экспертов и комментаторов

Такая острая тема, как история СССР и его пенитенциарной системы, которая до сих пор вызывает ожесточенные дискуссии и фактически раскалывает российское общество на два непримиримых лагеря, требует особенно чуткого отношения к себе. Журналист, который берется ее освещать, возлагает на себя ответственность перед обществом: не усиливать этот раскол, а по возможности способствовать взаимопониманию между идейными противниками, налаживать диалог для того, чтобы общество могло вместе проработать исторические травмы, выработать общее видение прошлого и благодаря этому, наконец, начать конструктивно думать о настоящем и будущем.

Такая серьезная задача требует, прежде всего, соблюдения принципа беспристрастности. А именно, в данном случае — подробного, вдумчивого разговора с представителями всех сторон социального конфликта (именно так можно охарактеризовать наблюдаемое сегодня противостояние между сторонниками жесткой вертикали власти или даже «ресталинизации», и людьми, придерживающимися либеральных ценностей). Уговорить всех таких представителей на разговор, выявить наиболее убедительные аргументы каждого из них и честно представить их на суд публики — в этом заключалась бы общественно значимая работа журналиста с этой сложной темой. Однако автор двух сюжетов телеканала НТВ Илья Ушенин не предпринял, судя по всему, даже малейших попыток провести такие вдумчивые беседы.

Подбор экспертов и комментаторов вызывает удивление с самого начала. Илья Ушенин принял решение рассказывать историю Мемориального центра истории политических репрессий «Пермь-36» через призму ее восприятия бывшими сотрудниками исправительно-трудовой колонии №36 (ИТК-36), на базе которой создан музей. Учитывая, что мемориальный центр посвящен именно репрессиям, в том числе отношению к заключенным со стороны сотрудников колонии, это с самого начала задает антимузейный, антиправозащитный тон всему повествованию. Однако само по себе это не было бы этически предосудительно в том случае, если бы журналист далее привел подробные комментарии другой стороны: правозащитников, создателей или сотрудников музея и т.д. Этого не происходит. Все эксперты и комментаторы, как на подбор, озвучивают примерно одну и ту же мысль: музей в его нынешнем виде «переписывает историю», «очерняет» светлое коммунистическое прошлое, восхваляет националистов, и делается это все на деньги США. Ни одного внятного голоса в защиту музея ни в коротком пятиминутном, ни в длинном 26-минутном материале не звучит.

Даже если допустить, что бывший директор музея «Пермь-36» Татьяна Курсина действительно отказалась отвечать на вопросы журналиста НТВ (заявители жалобы в ОКЖП это отрицают), в России есть еще немало людей, готовых со знанием дела поговорить и о музее, и об ИТК-36, и о политических репрессиях в СССР в целом. То, что ни одно такого человека не появилось в кадре, свидетельствует о крайней тенденциозности в подборе экспертов и комментаторов.

Неверное представление комментаторов зрителю

По меньшей мере два комментатора, которые появляются в обоих сюжетах Ильи Ушенина, представлены зрителю некорректно. Речь идет Павле Гурьянове и Сергее Вилисове.

В сюжете «Спонсоры из США открыли в Перми музей “националистов-мучеников” Украины» Павел Гурьянов представлен как «преподаватель Пермской государственной фармацевтической академии», а в сюжете «Пятая колонна» - уже как «историк». Нехитрый поиск по интернету приводит на официальный сайт Пермской государственной фармацевтической академии, где, действительно, работает Павел Гурьянов: http://www.pfa.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=295&Itemid=362. Он числится там как старший преподаватель кафедры управления и экономики фармации. Вот что написано о сфере его компетенций: «Преподаваемые дисциплины: управление и экономика фармации, история фармации. Ученая степень: кандидат фармацевтических наук. Наименование направления подготовки и (или) специальности: специальность — фармация, квалификация — провизор. Область научных интересов: моделирование финансово-хозяйственной деятельности аптечного предприятия, разработка компьютерных учебных средств обучения фармацевтических работников». При всем уважении к квалификации этого человека, вряд ли специалиста по истории фармации можно назвать историком в широком смысле слова и представлять его как эксперта по новейшей истории России, как это сделали авторы телесюжета.

Кроме того, авторы умолчали о другой аффилиации Павла Гурьянова, которая имеет непосредственное отношение к делу: он - член и активист пермского отделения политического движения «Суть времени» (в этом качестве он неоднократно предстает на официальном сайте движения, например, в этом материале: http://eotperm.ru/?p=2597). Движение выступает за возрождение СССР и развернуло информационную кампанию против деятельности музея «Пермь-36», призванную, по всей видимости, восстановить историческую справедливость в том виде, в котором понимают ее участники движения. В частности, организация подготовила серию материалов «Пермь-36. Правда и ложь» (http://eotperm.ru/?p=639), которые представляют собой интервью с бывшими сотрудниками исправительно-трудовой колонии №36.

В конце почти всех этих интервью указано: «Вели беседу и записали интервью члены движения «Суть времени» Вилисов Сергей и Гурьянов Павел (…)». Это подводит нас к следующей неточности, допущенной авторами телесюжетов на НТВ. Сергей Вилисов, еще один комментатор, представлен там просто как «студент». Кроме того, складывается впечатление, что это рядовой посетитель музея, которого корреспондент случайным образом «выцепил» после одной из экскурсий. (Текст за кадром: «Экскурсия никого не оставила равнодушным. Сергей Вилисов оказался под таким впечатлением, что ушел, не дожидаясь окончания». Дальше - цитата Вилисова.) Но на деле оказывается, что он вовсе не рядовой и не случайный посетитель музея, а тоже активный член движения «Суть времени», вместе с предыдущим комментатором Павлом Гурьяновым активно занимающийся темой музея «Пермь-36».

Не указать в титрах причастность обоих комментаторов к движению «Суть времени» значит скрыть важную информацию, которая проливает свет на их мировоззрение. Даже если Сергей Вилисов действительно когда-то пришел в музей в качестве рядового посетителя и ушел с экскурсии, не дожидаясь окончания (в такое вполне можно поверить), не отметить при этом, что сейчас он вплотную занимается изучением этой темы под эгидой политического движения с яркими просоветскими лозунгами, значит скрыть часть правды.

Таким образом, подписи к изображениям обоих комментаторов некорректны. В случае Сергея Вилисова в титрах не отражена часть важной для полноты картины информации (другая часть, видимо, корректна: судя по его страничке в социальной сети «ВКонтакте», он действительно студент, учится на музыкальном факультете Пермского государственного гуманитарно-педагогического университета: http://vk.com/svilisov). Павел Гурьянов же представлен в сюжете просто неверно: вместо «историк» корректно было бы написать «преподаватель Пермской государственной фармацевтической академии» и тоже непременно добавить, что он член движения «Суть времени».

 

«Передергивание» и транслирование ложной информации

В одном из эпизодов сюжета «Спонсоры из США открыли в Перми музей “националистов-мучеников” Украины» Илья Ушенин откровенно «передергивает» слова экскурсовода. Речь идет о скрытой съемке экскурсии, где слышен фрагмент речи экскурсовода. Закадровый голос автора: «Гид объясняет студентам, что войска СС и вермахта ничего плохого не делали». Далее - кадры скрытой съемки и голос экскурсовода: «Фашисты были за чистоту арийской нации. Они, по крайней мере, своих там холили и лелеяли. А наши - расстреливали женщин и детей… Да, знаете, они даже хуже фашистов».

Но в представленном отрывке экскурсовод вовсе не говорит, что войска СС и вермахта «ничего плохого не делали». Она говорит, что советские войска или охранители тоже вели себя очень жестоко и, так как их жестокость была направлена против своих же сограждан, их действия можно назвать даже более предосудительными, чем действия фашистов. Автор сюжета, таким образом, приписывает экскурсоводу «обеление» фашизма, которого в ее речи не было, но которое гладко ложится в общую канву повествования.

В другом эпизоде автор сообщает зрителю ложные сведения: по его версии, 70% заключенных ИТК-36 были последователями Степана Бандеры. Эти данные категорически опровергают и заявители жалобы в ОКЖП, и даже сочувствующий сюжету комментатор Павел Гурьянов. В своем блоге в ЖЖ он пишет (пунктуация сохранена): «Репортаж не обошёлся конечно без ляпов. Так в колонии было не 70% бандеровцев как это сказали, а 60% всех заключённых были осуждены за "измену Родине"» (http://gurianov-pavel.livejournal.com/40294.html). Не имея возможности проверить это по документам, считаю допустимым опереться здесь на два независимых источника и здравый смысл: по всей видимости, утверждение о 70% последователей Бандеры в ИТК-36 неверно.

 

Некорректное наложение текста на видеоряд

Авторы сюжетов неоднократно сочетают произносимый текст и видеоряд таким образом, что у зрителя может сложиться неверное представление о том, что показывается на экране, или же, наоборот, о том, что говорится за кадром. Приведу только два примера.

Сюжет «Пятая колонна», 19-я минута. На кадрах какие-то люди, которые уничтожают бумаги. Закадровый голос говорит о том, что это сотрудники организации Американские советы по международному образованию (АСМО) уничтожают следы своей деятельности в России и «явно очень торопятся». Но кадры показываются в замедленной съемке, в результате которой люди на видео двигаются быстрее, чем в жизни. По невнимательности зритель действительно может подумать, что они торопятся, но на самом деле без подготовки понять, с какой скоростью они двигались в реальности, невозможно.

Тот же сюжет, 23-я минута. Закадровый голос сообщает о событиях в Мариуполе, где по горожанам в День Победы «открыли огонь из БТР-ов». Далее приводятся слова председателя совета правозащитного центра «Мемориал» Олега Орлова, который говорит о том, что, по его информации, огонь не открывался. Его цитата: «Это сдержанное очень и приветствуемое мной поведение украинских военнослужащих…» (предложение не закончено). На фоне его слов показывают жестокие кадры с кровью и страданиями людей. Таким образом, у зрителя складывается впечатление, что Олег Орлов приветствует расстрелы мирных жителей.

 

Невнятность повествования

Ближе к концу сюжета «Пятая колонна» повествование становится крайне невнятным. Вдруг появляется «преподаватель из США Джексон», имени которого даже не называют, которого за что-то задержали в России и депортировали, но не вполне понятно, за что. Затем речь заходит об организации «Женщины Дона» и ее руководителе Валентине Череватенко, о которой «по всему Ростову оказались расклеены» некие листовки, где она изображена «в окружении влиятельных единомышленников: Саакашвили и Тимошенко». Кто расклеил листовки, что в них написано и о чем вообще идет речь — остается совершенно неясно. Корреспондент не вдается в детали, но повторяет одну и ту же мысль: все некоммерческие организации (АСМО, «Женщины Дона» и в этом же ряду, подразумевается - Автономная некоммерческая организация «Пермь-36», управляющая одноименным музеем) выполняют задание США по подрыву стратегического потенциала России. Неубедительность доказательств и сумбурность повествования, однако, заставляют усомниться в правдивости автора и в его стремлении предоставить зрителю полную и ясную информационную картину.

 

Обилие необоснованных/непроверенных утверждений

Авторы сюжетов регулярно выдают за факты либо мнения, либо информацию, которую далеко не все готовы подтвердить.

Цитата из сюжета «Спонсоры из США открыли в Перми музей “националистов-мучеников” Украины»): «Это новый комплекс, построенный на деньги так называемых правозащитных фондов США». Но заявители жалобы в ОКЖП решительно опровергают эту информацию: «Зарубежные фонды не могли принимать участие в строительстве музея “Пермь-36”: уставы абсолютного большинства благотворительных фондов, за исключением немногих специальных, запрещают финансирование того, что обращается или может быть обращено в «основные фонды» - т.е. недвижимость. Ни для кого в Пермском крае не секрет, что музей создавался усилиями общественности: сотрудниками АНО “Пермь-36”, волонтерами на заработанные ими деньги, а также на средства, выделяемые из бюджета Пермской области (далее - края)».

Журналист имеет моральное право преподносить информацию как факт, если она подтверждена как минимум двумя независимыми и заслуживающими доверия источниками. Однако, если существует диссонирующая информация, тем более исходящая от непосредственных участников событий, журналист должен об этом упомянуть. В сюжете Ильи Ушенина этого сделано не было.

Еще одна цитата из того же сюжета: «Подобные экскурсии (речь идет об экскурсиях в музее «Пермь-36» - К.Н.), как выяснилось, были организованы при финансовом участии агентства США по международному развитию — USAID. В числе спонсоров значатся и другие фонды: поддержки демократии, Сороса и даже Министерство внутренних дел Соединенных Штатов». Опять же, заявители жалобы категорически отрицают предположения о сотрудничестве с USAID, Министерством внутренних дел США и АСМО, о чем не мог не знать корреспондент. А зная это, он обязан был упомянуть это в сюжете.

В ряде случаев авторы как факт преподносят то, что является мнением. Например (цитаты из сюжета «Пятая колонна»): «Задача (экскурсий в музее «Пермь-36» - К.Н.) - донести до каждого: бандеровцы - герои украинского народа» или «США готовы финансировать любой проект, который будет рассказывать об СССР как о преступном государстве». И первое, и второе комментатор вряд ли смог бы доказать, даже если бы хотел. Достоверно знать о том, какие задачи стоят перед кураторами музея, могут только они сами. Предположение о возвеличивании бандеровцев они отрицают; таким образом, это утверждение - мнение/домысел корреспондента. Точно так же, о том, что именно готовы финансировать США, могут достоверно знать только в руководстве этой страны. А ее представители вряд ли официально или даже неофициально заявили бы то, что породила фантазия автора.

Выводы

Сюжеты «Спонсоры из США открыли в Перми музей “националистов-мучеников” Украины» и «Пятая колонна», вышедшие летом 2014 года на телеканале НТВ, перегружены примерами нарушения принципов журналистской этики. Две основные этические нормы, которые последовательно не соблюдает автор материалов, - это правда и беспристрастность.

Принцип правды нарушается как сообщением ложных (в ряде случаев, судя по всему, заведомо ложных) сведений, так и умалчиванием некоторых обстоятельств, необходимых для более полного понимания картины. Принцип беспристрастности нарушается тем, что в обоих сюжетах рефреном проводится одна и та мысль: сотрудники музея «Пермь-36» - наймиты Запада, восхваляющие украинских националистов и ненавидящие Россию. Несмотря на обилие подкрепляющих эту мысль экспертных мнений, она остается на удивление слабо обоснованной, а альтернативы ей не приводится. Принцип беспристрастности попирается настолько грубо, что обсуждаемые материалы невозможно назвать репортажами, хотя по форме они таковыми являются. Оба телесюжета - по сути, примеры пропагандистских фильмов, призванных сформировать у зрителя заранее заданную и четко определенную картину реальности.

Подать жалобу

Укрепление негативных стереотипов, искажение высказываний, изложение несуществующих фактов, сокрытие истинной информации, необоснованное обвинение, публикация за взятку или взятка за непубликацию - жалуйтесь, если ваши права были нарушены, а интересы ущемлены прессой!
Проект реализуется с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов

Сайт Фонда президентских грантов