Мнение эксперта - Страница 6

Оглавление

 

 

Мнение эксперта Г.В. Лазутиной
по жалобе В.В. Балдицына
на публикации в газете «Открытая. Для всех и каждого»


Конфликт, возникший между заместителем председателя правительства Ставропольского края, главой ставропольских журналистов В.В. Балдицыным и редакцией газеты «Открытая для всех и каждого», опубликовавшей ряд критических материалов в его адрес, весьма показателен. Он свидетельствует о существовании острой проблемы в отношениях властных структур и СМИ, связанной с уровнем профессиональной и гражданской культуры представителей того и другого сообщества. Поэтому, как эксперт ОК, я вижу свою задачу не только в том, чтобы выявить обоснованность или необоснованность претензий заявителя, но и в том, чтобы проявить глубинные причины подобных конфликтов, требующие общественного обсуждения в целях необходимой  коррекции взаимодействия названных институтов.

Жалоба г-на Балдицына продиктована несогласием с оценкой его деятельности газетой «Открытая для всех и каждого». Суть его претензий состоит в том, что в этом издании опубликован материал Е. Саркисовой «Обирать сирот - низость», содержащий сведения, которые он считает не соответст­вующими действительности, ущемляющими его честь, достоинство, деловую репу­тацию. Кроме того, он видит в материале «признаки злоупотребления правами журналиста и неисполнения им своих обязанностей».

В качестве несоответствующих действительности сведений В.В. Балдицин рассматривает следующие утверждения автора статьи:

«Ликвидировав из «экономии» детский дом в Курском районе, состоятельные гос­пода из краевого правительства - вице-губернатор Василий Балдицын и министр образо­вания Алла Золотухина - сиротами больше не интересуются»;

«Мария (героиня публикации М.Е.Юрьева - В.Б.) сегодня выполняет функцию го­сударства, ничего не получая от него на содержание сирот. Таково следствие дремучей некомпетентности и бездушия состоятельных господ из краевого правительства - Василия Балдицына и Аллы Золотухиной, изображавших небывалую заботу о государственных ин­тересах».

Свое несогласие с приведенными высказываниями г-н Балдицын объясняет не только неприятием их экспрессивной окраски, но и тем, что считает утверждения автора статьи ошибочными по существу. Аргументирует он это следующим образом:

«Во-первых, принятие решения о ликвидации учреждений не входит в

сферу моей компетенции. Я в числе прочих курирую в крае отрасль образования, формирую ее общую политику, но не более.

Во-вторых, получив информацию о болезненной реакции персонала упраздненного детского дома на сокращение, мною были рассмотрены все возможности трудоустройства и сделаны соответствующие предложения, конечно, в рамках сельских реалий, в том чис­ле, и через создание приемных семей. А уж судьбы воспитанников и сейчас под постоян­ным контролем моим и министра.

В-третьих, ликвидация данного детского дома произошла в связи с очень отрадной тенденцией - существенным сокращением в крае детей, оставшихся без попечения родителей (за год на 1,5 тыс.чел.) и соответственно - воспитанников детских домов (за год на 257 чел.). Причем, помещения бывшего детского дома передаются находящемуся в том же здании детскому саду, что позволит уменьшить очередь из молодых мам. Процедура оформления имущества и его передачи в соответствии с законодательством требует вре­менных затрат, но уже близка к завершению.

И, в-четвертых, нынешняя глава приемной семьи Мария Николаевна Юрьева с са­мого момента оформления опеки, а впоследствии — материнства, без задержки получала все причитающиеся ей выплаты, размер которых был ей известен еще в процессе подго­товки документов. На сайте краевого министерства образования, кстати, тема опеки и усыновления отражена наглядно и полно, в чем может убедиться каждый пользователь, если не будет пробираться окольными путями через не предназначенные для того ресур­сы».

Опровергая умозаключения и оценки, даваемые автором статьи, г-н Балдицын указывает на то, что они не имеют под собой основания:

«Ни с кем из представителей органов управления образованием, как на месте, так и в Ставрополе, педагогов и родителей из Ессентуков, также обвиненных во всех тяжких гре­хах, Е.Г.Саркисова не встречалась, информацию не запрашивала и вообще никаких дейст­вий для проверки эмоциональных детских фантазий не предпринимала».

Даже без углубления в смысловую структуру приведенных фрагментов  можно заметить, что и критическим суждениям автора статьи, и аргументам опровержения не хватает убедительности. Тем более очевидным это становится при специальном анализе смысловой структуры текстов. Рассмотрим последовательно утверждения журналистки и утверждения автора жалобы, выделив в них два ряда смысловых единиц: ряд, называющий события, о которых ведет речь автор, и ряд, передающий авторские оценки.

Какие события упоминаются в первом фрагменте статьи, приведенном  г-ном Балдицыным, - ее лиде?  В сущности, такое событие одно: в Курском районе ликвидирован детский дом. Но журналистка детализирует этот факт, указывая на  два немаловажных обстоятельства: а) ликвидация предпринята из соображений экономии, б) осуществлена ликвидация краевым правительством в лице вице-губернатора Василия Балдицына  и министра образования Аллы Золотухиной. О третьем обстоятельстве, которое автор статьи делает своим ключевым утверждением, мы узнаем из ее умозаключения: больше судьбой сирот В. Балдицын и А. Золотухина не интересуются, «душевные раны детдомовцев сегодня лечат другие - люди небольшого достатка,  но совестливые и ответственные».

Во втором из приведенных фрагментов статьи на ее событийную основу указывает утверждение автора об отсутствии материальной помощи приемной семье Марии Юрьевой.

Оценочный ряд смысловых единиц в приведенных фрагментах материала Е. Саркисовой складывается из экспрессивно окрашенной лексики и прямых авторских оценок на основе умозаключения, имеющих отрицательный характер («Таково следствие дремучей некомпетентности и бездушия состоятельных господ из краевого правительства - Василия Балдицына и Аллы Золотухиной, изображавших небывалую заботу о государственных ин­тересах»).

Прежде всего зададимся вопросом насчет реальных событий: соответствуют ли им приведенные в жалобе утверждения из статьи г-жи Саркисовой?

Как мы знаем, автор жалобы считает, что нет. Однако доводы его не всегда убедительны.

Ликвидацию детского дома  г-н Балдицын не отрицает. Он отрицает свою причастность к ней, мотивируя это тем, что принятие решения о ликвидации учреждений не входит в сферу его компетенции («Я в числе прочих курирую в крае отрасль образования, формирую ее общую политику, но не более»). Но сведения, излагаемые им далее, ставят этот тезис под сомнение. Описывая свою деятельность после получения известий о болезненной реакции персонала детдома на его закрытие,  г-н Балдицын невольно подтверждает свою активную роль в сложившейся ситуации. О том же говорит и данная им характеристика причин, по которым ликвидирован детдом: не вступая в открытую полемику с автором статьи по поводу «соображений экономии», он противопоставляет им свою мотивацию принятого решения, представляющегося ему правильным, целесообразным.  Утверждения Е. Саркисовой об отсутствии заботы о сиротах и помощи приемной семье М.Юрьевой г-н Балдицын отвергает, но конкретных данных, которые подтвердили бы его правоту, не приводит. Таким образом, только на основании его доводов сделать заключение о том, что Е.Саркисова исказила в статье реальные события, представляется невозможным. Похоже, что событийный ряд, воспроизведенный журналисткой в статье, соответствует реальности, но интерпретация событий, их оценка не всегда оказывается точной. Чтобы проверить это предположение, обратимся непосредственно к тексту статьи «Обирать сирот - низость».

Лид материала, уже известный нам по жалобе г-на Балдицына, завершается фразой, подчеркивающей авторское противопоставление лиц, участвующих в ситуации: «Душевные раны детдомовцев сегодня лечат другие - люди небольшого достатка,  но совестливые и ответственные». Она несет в себе опережающую информацию оценочного характера и в комплексе с названием настраивает читателя на восприятие «состоятельных господ из краевого правительства» как людей бессовестных и безответственных. Это - позиция, и для подтверждения ее правомерности, согласно профессиональным стандартам, требуется всестороннее исследование ситуации на основе сопоставления информации из разнопорядковых источников, с точным установлением фактов, с выяснением причин, вызывающих тот или иной из них, и мотивов, руководивших поведением того или иного человека.

Однако последующий текст статьи результатов такого исследования не содержит. Он построен на воспроизведении эмоциональных рассказов пострадавших от действий чиновников краевого правительства лиц, с которыми автор обстоятельно беседовал и полностью солидаризировался. Тем самым материал обретает односторонний, тенденциозный характер. Не всегда исчерпывающим  оказывается объяснение фактов (скажем, история Жени Макарьевой, прыгнувшей из окна третьего этажа); не всегда взгляд журналистки проникает достаточно глубоко в корни явления (такого, например, как формализм в деятельности чиновников); не всегда ей удается убедительно обобщить полученные данные (работа министерства образования по созданию приемных семей). В результате утрачивается возможность дать точный диагноз ситуации, из которого сами собой напрашивались бы конструктивные идеи для ее разрешения;  он подменяется хлесткими, но демагогическими по существу фразами, создающими всего лишь иллюзию острой, нелицеприятной критики. Результативной она не может быть по определению.

Между тем даже невооруженным глазом видно, что необходимость в коррекции деятельности Ставропольского краевого правительства есть. В условиях, когда страна осваивает опыт замены детских домов другими формами устройства сирот, от чиновников требуется не формальное следование «провозглашенному курсу», а вдумчивая, осторожная, тактичная работа по улучшению жизни обездоленных детей - работа, в которой  психологический фактор значим не менее, чем экономический расчет.  В редакции газеты «Открытая для всех и каждого», судя по ее позиции, это понимают. Но ошибочно думать, что добиться подобного отношения к делу можно, если просто хорошенько «высечь» тех, кто призван заниматься решением столь трудных задач. А похоже, что в редакции «Открытой…» сложился как раз такой подход.

Можно ли объяснить это  обстоятельствами, о которых говорится в жалобе г-на Балдицына (предвзятость, связанная с застарелым конфликтом  между ним и Е.Саркисовой, возникшим еще в годы совместной работы в «Ставропольской правде»)? Полностью исключить такую подоплеку нельзя: неприязненные ноты отчетливо звучат и в статье, и в жалобе на статью. И все-таки думается, что корни сложившейся ситуации не в этом. Она вырастает из проблемы, характеризующей в целом взаимоотношения власти и СМИ в нашей стране на современном этапе ее развития.

Взаимодействие власти и журналистики - очень ответственный сегмент общественных отношений. Оно должно основываться на взаимном уважении, на обоюдном понимании роли того и другого социального института, на умении грамотно разрешать возникающие противоречия, опираясь на профессиональные стандарты. Подчеркнем специально: речь не о подчинении прессы властным структурам, не о ликвидации независимости прессы от власти, а о необходимости обеспечить оптимальную работу той и другой в интересах всего общества[1].  Между тем и со стороны власти, и со стороны прессы то и дело проявляется пренебрежение этим важным условием общественного благополучия. Отсюда устойчивое стремление власти «построить» журналистов, ограничить их свободу, отмахнуться от их критических выступлений. Отсюда не менее устойчивое стремление журналистов «расправиться с чиновниками», агрессивность и поверхностность критики, ее разухабистый тон.

Полагаю, что конфликтная ситуация, возникшая в Ставрополье, во многом определяется этой причиной и может служить серьезным поводом для общественного обсуждения взаимоотношений власти и СМИ.

 

 

 


[1] См.: Лазутина Г.В. Профессиональная этика журналиста. М.: Аспект Пресс.- 2011. С. 185.

 

 

Подать жалобу

Проект реализуется при поддержке Фонда Президентских грантов, единого оператора грантов Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества

Сайт Фонда президентских грантов