Мнение эксперта - Страница 3

Оглавление

 

Мнение эксперта С.К. Шайхитдиновой

о  телевизионном сюжете «Скандал в Петербурге: вузовский преподаватель домогался студенток» и его представлении 12.11.2019 на канале «Россия-24

 

Мнение  резюмирует итоги проведенного исследования.

Эксперт-исследователь: Шайхитдинова Светлана Каимовна, профессор кафедры национальных и глобальных медиа Высшей школы журналистики и медиакооммуникаций ИСФН Казанского (Приволжского) федерального университета, профессор, д.филос.н.;  к.филол. н. по специальности «журналистика»;  стаж работы в практич. жур-ке – 6 лет;   опыт производства экспертных заключений по конфликтным текстам массовой информации – с 1997 года.

Время и место проведения исследования:   4 – 9 декабря 2019,  г.Казань.

Лицо, назначившее проведение исследования: Юрий Венедиктович Казаков, сопредседатель Общественной коллегии по жалобам на прессу (г. Москва).

Материалы, предоставленные эксперту:

-  Жалоба  в Общественную коллегию по жалобам на прессу Дарьи Михайловны Фокиной («Карповка»). Письмо подписано также следующими представителями СМИ: Иваном Петровым  (ИД «Курьер Медиа»), Серафимой Романовой  («Новая газета» в Петербурге), Давидом Френкелем  («Медиазона»), Еленой Михиной, («Лениздат.ру») Сергеем Сатановским (“Новая газета” в Петербурге), Василием Романовым («Поребрик. Медиа»), Алексеем Нимандовым (“Фонтанка.ру”, Петербург), Екатериной Хабидулиной (ЗАКС.Ру),  Алексеем Управителевым («Бинокль»), Олегом Дилимбетовым (“Коммерсантъ в Санкт-Петербурге”), Пётром Ивановым (Sota.Vision), Ксенией Клочковой (Znak.com), Ириной Корбат (“Фонтанка.ру”), Николаем Овчинниковым (“Афиша Daily”/Команда29), Романом Перлом  (Belsat).

- Телевизионный сюжет   ТК «Россия 24» от 12.11.2019 «Скандал в Петербурге: вузовский преподаватель домогался студенток» (Георгий Подгорный) // URL: < https://www.vesti.ru/videos/show/vid/817186/

Вопросы, поставленные перед экспертом:

  1. Содержатся ли в телевизионном сюжете   «Скандал в Петербурге: вузовский преподаватель домогался студенток» и его представлении на телеканале «Россия-24» сведения, нарушающие профессиональную этику журналиста?
  2. Если «да», то в каких фрагментах видеоряда и речевых высказываний?

Методология исследования базируется на теории телевизионного производства, теории журналистского текста и  профессиональной этике журналиста. Исследование медиатекста произведено методом дискурс-анализа.

Характеристика объекта исследования

Представление и демонстрация указанного телевизионного  сюжета длится 5 минут 10 секунд. В интернете он представлен под заголовком «Скандал в Петербурге: вузовский преподаватель домогался студенток».

На первой минуте ведущий новостного блока Алексей Казаков стоит на фоне экрана, на котором написано:   «Министерство науки и высшего образования проведет совещание по улучшению воспитательной работы со студентами». Ведущий произносит текст, который служит подводкой к телевизионному сюжету: «Министерство науки и высшего образования, как утверждается, уже в следующем месяце, может провести совещание по улучшению воспитательной работы в отечественных вузах. Поводов, сразу скажем, несколько, причем один из них, скажем так, пикантен, поскольку касается неформальных отношений преподавательского состава с учащимися. Актуальная тема, в том числе в смысле массовых жалоб на Бориса Вишневского, видного санкт-петербургского оппозиционера, депутата местного заксобрания от партии "Яблоко", а по совместительству преподавателя политологии РГПУ имени Герцена, который вдруг оказался в центре ну, неприятной ситуации…» 

На второй минуте Алексей Казаков в режиме прямого включения предоставляет в студии слово автору сюжета Георгию Подгорному: «Уже ведь на пикеты выходят, да, Георгий?».  Тот отвечает: «В точку»¸ занимая место около экрана, на котором значится: «Бориса Лазаревича видели в кафе с молодыми девушками, однако зафиксировать  факт оплаты по счету с карты Вишневского невозможно».  На экране появляется напечатанная цитата из письма некой Кристины, излагающей ее впечатления  2014 года, когда она была студенткой вуза, в котором работал Вишневский. Далее следует нарезка из различных выступлений молодежи с плакатами.

На третьей минуте сюжета руководитель пресс-службы РГПУ свидетельствует, что проведена проверка, и  ни один из обучающихся педуниверситета имени Герцена не подтвердил сведения, изложенные в опубликованном письме. Тем не менее Георгий Подгорный продолжает настаивать «В Санкт-Петербурге идет настоящая буря негодования…» На экране демонстрируется некий молодой человек с плакатом: «Вишневский – позор РГПУ и ЗАКСа».

На в конце третьей минуты некий Николай Столярчук сообщает по скайпу, что после публикации «письма студентки» кто-то позвонил в редакцию и обвинил ее в том, что она безосновательно пытается очернить Бориса Вишневского.

Далее дается слово женщине блогеру, которая говорит на тему харрасмента, женщине, директору АНО, которая говорит о недопустимости насилия в отношении женщин. Свое выступление Георгий Подгорный заканчивает словами, что доказательств относительно обвинений Вишневского нет,  однако «неизвестная девушка намеревается обратиться к правоохранителям.  Может, тогда появятся железные доказательства, что депутат Вишневский преступил черту…».

 

Выводы исследования

Вывод 1

Сюжет «Скандал в Петербурге: вузовский преподаватель домогался студенток»  («Россия-24») обладает всеми признаками заказного медиатекста.

 

Пояснение

Произведен анализ следующих элементов материала, представленного зрителю в новостном блоке:  событие-новость, источник новости  (ньюс-мейкер), аргументы выдвинутого тезиса, образ автора. Все эти элементы, как показал анализ,  сконструированы. Т.е.  цель не связана с процессом реальной журналисткой коммуникации, предполагающей донесение до населения адекватной информации о действительности.

 

Событие-новость. В качестве «события» выступает публикация на неких  местных медиаплощадках некоего письма некой Кристины.  Очевидно, что этот род  сведений не дотягивает до уровня  федерального канала. «Уровень» и общественная значимость конструируются  с помощью новостной подводки о том, что «Министерство (…) может провести совещание». Надуманность повода обращения к некоему письму очевидна: совещание в министерстве. И оно еще может будет, а может и не будет проведено. Поэтому с помощью игры слов ведущего осуществляется подмена: заданный «министерский» масштаб проецируется на некое письмо, которому таким образом придается статус события.

 

Источник «события-новости».  Источником выступает некая Кристина. По сути – аноним. В сюжете мы ее не видим, цитату якобы из ее письма  зачитывает голос за кадром.   Никаких сведений о ней, кроме того, что она несколько лет назад была студенткой педагогического университета имени Герцена, аудитория не получает. Некие сведения из ее письма под видом хррасмента представлены неискушенной публике в контексте темы неформальных отношений между преподавателями и студентами.   Вопрос о неформальных отношениях стал актуален после  громкого убийства аспирантки СПбГУ Анастасии Ещенко доцентом Олегом Соколовым. Это страшное событие, произошедшее 9 ноября 2019, взбудоражило общество и в первую очередь – жителей Санкт-Петербурга.  Письмо бывшей студентки Кристины организовано «по горячим следам». Таким образом  некие местные медиаплощадки заторопились извлечь из возбужденного  состояния публики информационную выгоду. В их ряд включился и канал «Россия-24».

Необходимо обратить внимание, что в данном сюжете анонимность – основной признак ньюсмейкеров. Нет конкретных данных ни о ком, кроме послужившего информационной мишенью политика Бориса Вишневского. Фигурируют расплывчатые отсылки к «другим», к «слухам», «догадкам», к обсуждениям в   сети, – т.е. ничего определенного.

Ссылки на местные  медиаресурсы, предоставившие материалы для цитирования, ведущими Казаковым и Подгорным перед многомиллионной аудиторией никак не охарактеризованы. В одной из интернет-характеристик о площадке nation-news.ru, к примеру, сказано, что она имеет  целью раскрывать «тайны мадридского двора». Площадка,  таким образом, может быть   ассоциируема с таблоидной,  бульварной прессой.

        

Аргументы выдвинутого тезиса. Тезис, который «не подлежит сомнению», в анализируемом сюжете частично выставлен в виде заголовка: «Скандал в Петербурге: вузовский преподаватель домогался студенток». Другая часть тезиса сквозной нитью проходит через весь медиатекст: «массовые жалобы на видного общественного деятеля». Если наличие или отсутствие домогательств, по свидетельству самого автора сюжета Георгия Подгорного, доказать невозможно, то свидетельства «негодования общественности»,  - кадры с массовым выходом людей на площади - всегда есть в базе любого новостного СМИ. Кроме того, как было сказано выше, информационная волна в 12-х числах ноября, когда появился сюжет  на экране «Россия-24»,  находилась на подъеме: вузовский Петербург после убийства Анастасии Ещенко был взбудоражен. Люди в такие периоды  готовы подписывать петиции с требованием осуществлять любые проверки.

Ни в одном из кадров с отображением массовых митингов, нет указания, по какому поводу  собрались на митинг, в каком месте, в каком городе.  То же самое можно сказать о высказываниях блогера и директора АНО, у которых брали интервью. Поводы для выражения их мнения могли быть совершенно другими. Интервьюируемых использовали для заданной цели как «говорящие головы».

В сюжете на третьей минуте на несколько секунд появился единственный «именной» кадр: не ясно, где засняли   молодого человека неформального вида с плакатом в руках: «Вишневский – позор РГПУ и ЗАКСа». Если бы поводом для такого одиночного пикета послужило письмо студентки Кристины, то непонятно, почему на плакате включено указание на  ЗакС – Законодательное собрание Санкт-Петербурга (никто там вроде ни к кому не приставал). 

 

Образ автора.  Авторские высказывания в данном сюжете представлены в разговорном диалоге двух медиатехнологов – Алексея Казакова и Георгия Подгорного, что придает в глазах массовой аудитории  изложению материала располагающую субъективную тональность. Их роли строго распределены: первый  вписывает сюжет в новостную ленту, второй с помощью заданных интерпретаций структурирует собранную нарезку. Именно в речевых высказываниях обоих просматривается заказная цель – «очернить» репутацию политика. На то, что цель связана  с политической деятельностью Бориса Вишневского и ни с чем другим, указывает постоянное упоминание о его политических регалиях. С их перечисления начинается и письменная подводка к этому сюжету, размещенному в интернете. Речевые высказывания  авторов-медиатехнологов являют собой необоснованные утверждения, которые из-за энергичной, интонационно выверенной  подачи звучат агрессивно, не оставляя неискушенной аудитории времени для сомнений.

 

Вывод 2

В представлении и демонстрации сюжета «Скандал в Петербурге: вузовский преподаватель домогался студенток» использованы скрытые манипуляционные  технологии воздействия на общественное мнение.

 

Пояснение 

Языковое воздействие выражено в формировании отрицательного образа, в целенаправленном умалении репутации Бориса Вишневского. В сюжете это производится  через утверждения о наличии «массовых жалоб», о том, что он «домогался».  Реплика ведущего Казакова, что «В ближайшем окружении депутата все это, разумеется, отрицают»,  ставит под сомнение  не только личность политика, но и его окружение, что негативно сказывается на образе политической оппозиции в целом.  Несмотря на то, что ведущим приходилось время от времени сообщать, что доказательств их утверждениям нет и проверка в вузе ничего не подтвердила, регулярный повтор обратного  формирует в сознании слушателей негативные ассоциации, связанные с именем оппозиционера.

Осуществлено введение героя в отрицательно оцениваемый контекст. Произведена гиперболизация фейкового конструкта - «скандала» из «ничего». Сам термин «скандал»  в сочетании с конкретной фамилией – известный прием информационного киллерства. Здесь к нему  присовокуплены такие термины, как «пикеты», «петиции», «огромный вал», «огромными масштабами», «козырял корочкой», «не прочь приударить», «насилие», «следы преступлений» и т.д.

В целом для сведения воедино не вытекающих друг из друга и логически не увязанных утверждений в сюжете и его представлении медиатехнологами предпринята языковая игра, затрудняющая восприятие информации для нетринерованного уха.

 

Использовано воздействие, связанное с эффектом прайминга (в теории коммуникации так именуется предварительная подготовленность  аудитории к восприятию информации под определенным углом). Речь в нашем случае о теме харассмента и о теме неформальных отношений преподавателей и студентов. Проблема документальности того, что обсуждается, в таких случаях уходит на задний план. Эмоциональное восприятие публики вызывает само упоминание или описание ситуаций, которые вызвали некогда сильное возмущение.

 

Следующий манипулятивный прием – замалчивание позиции другой стороны, лишение ее права на ответ. Оболганная сторона не имеет возможности объясниться на той же медиаплощадке. Георгий Подгорный утверждает в сюжете, дескать, Вишневский сам виноват – «не спешит аргументированно это опровергать». Однако практика показывает, что в тенденциозных медиатекстах такого плана все сказанное в свою защиту героем, назначенным «жертвой»,  будет направлено против него же. Подгорный демонстрирует это, интерпретируя  заявление Вишневского о том, что сказанное о нем -  ложь и клевета.   В письме в Общественную коллегию представители СМИ, поддерживающие депутата,  указывают на страницу Бориса Вишневского в Фейсбуке. Действительно, и   в  сети facebook,  и на youtub  помещены высказывания в виде интервью, постов как самого Вишневского, так и его соратников и сторонников. Дана политическая оценка организованной против политика кампании, представлены видеоматериалы с реальных пикетов в его поддержку. Однако ничего этого  на телеканале  «Россия-24» упомянуто не было.

 

   Произведена подтасовка видеоматериалов и свидетельств:   анонимные или недобросовестные источники,  случайные видеокадры с помощью монтажа и языковой игры встроены в заданную смысловую схему,  очерняющую политика-оппозиционера. Произведены фабрикация и распространение слухов о нем.

 

Вывод 3

Сюжет «Скандал в Петербурге: вузовский преподаватель домогался студенток»,  его представление на телеканале «Россия-24» и в интернете вводят в заблуждение массовую аудиторию  тем, что манипулятивными способами производится распространение недостоверной информации о политическом деятеле Борисе Вишневском.  Таким образом  грубо нарушены  все нормы профессиональной этики журналиста. 

 

Пояснение

В Хартии телерадиовещателей целый раздел посвящен Достоверности информации, чем определяется различие между реальной телевизионной журналистикой и всего остального. Достоверность информации предполагает:

«Проведение четких различий между сообщениями о фактах, комментариями и предположениями во избежание их отождествления.
 Незамедлительное исправление допущенных в сообщениях ошибок и неточностей в такой форме, чтобы телезрители и радиослушатели имели полную возможность его заметить.
 Во всех случаях критика и ответ на критику должны быть переданы во взаимосочетании и в одинаковой форме.
 Публиковать информацию, полученную только из надежных источников. В случае возникновения сомнений в ее достоверности делать необходимые оговорки» [4].

 

В Кодексе профессиональной этики российского журналиста значится:

«Журналист рассматривает как тяжкие профессиональные преступления злонамеренное искажение фактов, клевету, получение при любых обстоятельствах платы за распространение ложной или сокрытие истинной информации; журналист вообще не должен принимать ни прямо, ни косвенно никаких вознаграждений или гонораров от третьих лиц за публикации материалов и мнений любого характера (…) Журналист уважает честь и достоинство людей, которые становятся объектами его профессионального внимания» [5].

 

Литература

  1. Баранов А.Н. Лингвистическая экспертиза текста. М., 2009. – 593 с.
  2. Брайант Д., Тмпсон С. Основы воздействия СМИ. – М., 2004.- 432с.
  3. Дзялошинский И.М. Медиапространство России: коммуникационные стратегии социальных институтов. М., 2013.-479 с.
  4. Хартия телерадиовещателей // <https://presscouncil.ru/index.php/teoriya-i-praktika/dokumenty/756>
  5. Кодексе профессиональной этики российского журналиста // http://docs.cntd.ru/document/901854413

 

 

Подать жалобу

Проект реализуется при поддержке Фонда Президентских грантов, единого оператора грантов Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества

Сайт Фонда президентских грантов