Фемицид и проблемы его освещения в СМИ

В Турции в течение последних 10 лет наблюдается резкое увеличение числа случаев домашнего насилия над женщинами. Однако оно не сравнится с количеством случаев гендерного насилия и убийств женщин в Турции за последние шесть месяцев, после введения ограничений, связанных с COVID-19: с марта 2019 года по март 2020 года оно увеличилось на 38,2%.

Согласно турецкой платформе The Monument Counter, в 2020 году 264 женщины погибли в результате гендерного насилия. 62% жертв были убиты своими мужьями, бывшими мужьями или парнями; 28% — другими родственниками-мужчинами, и 10% — были убиты соседями или другими лицами. В последнюю категорию также входят мужчины, которых жертва никогда раньше не встречала.

 

sydney sims 3zgllN5P7Mc unsplash

"Любовь не должна ранить", фотография Sydney Sims, Unsplash.

 

Вследствие увеличения числа жертв в конце июля вспыхнули глобальные протесты в социальных сетях. Тогда хэштег #ChallengeAccepted стал популярным во всем мире, призывая женщин публиковать свои черно-белые фотографии, чтобы подчеркнуть, что следующими жертвами может стать каждая из них. Правовая система Турции, которая часто допускает смягчение приговора для преступника, если в суде тот проявит признаки сожаления или просто хорошо оденется, также подвергалась критике.

Несмотря на все международное внимание, на то, как турецкие СМИ и газеты освещают тему убийств женщин, необходимо обратить особое внимание. Слова, которые они выбирают, и подходы, которые они используют, лишь усугубляют проблему фемицида.

Турецкий женский кинематографический коллектив Filmmor исследовал, как убийства женщин освещаются в турецких СМИ и газетах. После Конференции по неотложным действиям по борьбе с убийством женщин, состоявшейся в Стамбуле, они помогли начать кампанию под названием «Убийство женщин можно предотвратить» и подготовили руководство для турецких СМИ о том, как сообщать об убийствах женщин.

В этом руководстве они подчеркивают, что о фемицидах следует сообщать с учетом их политического значения. Это политические и идеологические преступления, которые лишь подкрепляют и без того патриархальный дискурс общества, в то время как правительство продолжает не замечать их, вместо того чтобы рассматривать их как систематическую проблему.

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) определяет фемицид, задавая вопрос: «Если бы жертвой был мужчина, он все равно был бы убит?». Если ответ отрицательный, это фемицид. Поскольку женщин убивают по той простой причине, что они «женщины», эти преступления являются политической проблемой. Несмотря на это, даже самые либеральные и левые газеты часто пишут статьи с патриархальной точки зрения.

Как поддерживаемые правительством так и оппозиционные СМИ виновны в неэтичном освещении гендерного насилия. Можно наблюдать паттерн ориентированных на жертву, оправдывающих убийства, мелодраматических стилей репортажей, которые часто раскрывают больше информации о жертве и подтексте, чем о преступнике.  Они не раскрывают контекст преступлений или не показывают, что убийство женщины является последним “актом” контроля в отношениях. В них также часто не хватает дополнительных ресурсов служб поддержки для женщин, которые могут страдать от гендерного насилия. 

m T9THJMIIMPM unsplash

Фотография M., Unsplash

 

Данные показывают, что 60% убийств женщин появляются на 3-й странице турецких газет. В Турции эта страница обычно настолько полна трагедий, от преступлений с применением ножей и автомобильных аварий до перестрелок и сексуального насилия, что новости такого рода обычно называются «новостями на третьей странице» (не путать с журналистикой 3-й страницы англоязычного мира, фокусирующейся на новостях знаменитостей).

В турецкой прессе сообщается о трех типах новостей, связанных с гендерным насилием: новости, непосредственно содержащие подробности убийств женщин, новости о последующем судебном процессе и новости об организованных протестах, часто критикующих принятые судебные меры или, в основном, их отсутствие. Там, где статьи фокусируются на преступлении, как правило, сенсационно освещаются события, для онлайн-статей используются кликбейтные заголовки и тон повествования, который описывает детали, а не значение. Именно таким образом убийство превращается в форму порнографичного насилия, не жалеющего никаких графических деталей убийства. Этот тип новостных репортажей в большинстве случаев лишен столь необходимой критики властей и пренебрегает описанием слабых сторон юридического процесса. Эти случаи начинают привлекать внимание газет и средств массовой информации только тогда, когда организации, такие как платформа "Мы остановим фемициды", начинают распространять фотографии и хэштеги, требующие справедливости.

Конкретный пример проблемного сообщения — это когда часть показаний правонарушителя используется в качестве заголовка. Любой, кто просто бегло просматривает историю, скорее всего, вспомнит заголовок. Заголовок не должен основываться на показаниях преступника — жертва мертва, она не сможет защититься от обвинений. Использование этих оправдательных речей в заголовках способствует представлению о том, что они законны, в то время как 55% заявленных оправданий — это неприятие, ревность и добродетель. Вот несколько примеров, взятых из оппозиционных газет Sözcü и Haberturk: “Она изменила мне с моим братом” (Sözcü, 23.12.2014) и “Я был прикован к постели, когда она привела домой другого мужчину” (Haberturk.com, 19.01.2015). Эти оправдания часто выдвигаются преступником (и с готовностью подхватываются средствами массовой информации) для искажения общественного мнения.

Репортеры также нормализуют причины убийств женщин и вносят свой вклад в еще более серьезную проблему. Они часто не признают, что фемицид является последним актом насильственного поведения, после случаев гендерного и домашнего насилия, о которых не сообщается. Сообщение о таких случаях могло бы служить сдерживающим фактором, оно также повысило бы осведомленность о различных способах возникновения гендерного насилия до совершения фемицида. Газеты и журналисты могут сыграть важную роль в изменении и предотвращении убийств женщин, но для начала необходимо признать фемицид политической и социальной проблемой, сообщив о нем. Они должны делать это с учетом контекста, таким образом, чтобы показать масштаб проблемы и предложить ресурсы помощи и поддержки другим людям, которые могут столкнуться с домашним насилием. Об инцидентах следует подробно сообщать на первой странице газет и на домашней странице онлайн-платформ среди всех других политических новостей. Газеты должны брать на себя больше ответственности, сообщая непосредственно о фемицидах, поскольку они влияют на общественное мнение и могут легко формировать взгляды человека. Репортеры также должны нести ответственность за то, чтобы держать общественность в курсе дела, последовавшего за убийством женщины, сообщать о судебном процессе и указывать на его недостатки, где это необходимо, а также включать новости о протестах, критикующих как судебный процесс, так и правовую систему в целом. Журналисты должны использовать свои платформы как способ обозначить проблемную правовую систему, вместо того, чтобы превращать убийства женщин в мелодрамы, потому что жертвы фемицидов заслуживают большего, чем умирать в руках патриархальных СМИ. 

 

Оригинальный текст: https://ethicaljournalismnetwork.org/how-news-reporting-on-femicides-in-turkey-is-part-of-the-problem

Перевод: Мария Золотухина

 

Читайте также:

А как у них? Опыт западных стран в освещении насилия в отношении женщин

Ролевая игра по медиаграмотности

Суицид в СМИ: регулируются ли вопросы освещения самоубийств в этических кодексах?

Подать жалобу

Проект реализуется при поддержке Фонда Президентских грантов, единого оператора грантов Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества

Сайт Фонда президентских грантов