Мнение эксперта - Страница 8

Оглавление

Мнение эксперта С.К.Шайхитдиновой
о публикации Георгия Янса
«Политическая проституция сменила пол»

 

Мнение резюмирует итоги проведенного исследования.

Эксперт-исследователь: Шайхитдинова Светлана Каимовна, зав.кафедрой журналистики Института массовых коммуникаций и социальных наук Казанского (Приволжского) федерального университета, профессор, к.филол. н. по специальности «журналистика»; д.филос.н.; стаж работы в практич. жур-ке – 6 лет; опыт производства экспертных заключений по конфликтным текстам массовой информации – с 1997 года; член экспертно-консультационного совета при управлении Роскомнадзора по Республике Татарстан, член Казанского регионального центра экспертиз.

Время и место проведения исследования: 8-16 апреля 2013г.; Институт массовых коммуникаций и социальных наук КФУ, г.Казань, ул.Товарищеская, д.5.

Лицо, назначившее проведение исследования: Казаков Юрий Венедиктович, председатель палаты медиа-аудитории Общественной коллегии по жалобам на прессу.

Материалы, предоставленные исследователю:

1. Обращение в Общественную коллегию по жалобам на прессу заместителя председателя Государственной Думы РФ С.В.Железняка.

2. Интернет-версия публикации в газете «Московский комсомолец» от 16 марта 2013 (№26187) «Политическая проституция сменила пол», автор – Георгий Янс / Режим доступа: <http://www.mk.ru/specprojects/free-theme/article/2013/03/15/826727-politicheskaya-prostitutsiya-smenila-pol.html>

Вопросы, поставленные перед экспертом:

1. Содержатся ли в публикации газеты «Московский комсомолец» от 16 марта 2013г. «Политическая проституция сменила пол» (автор Георгий Янс) «оскорбительные» выражения в чей-либо адрес и недвусмысленные сравнения?

2. Если содержатся, то в чей именно адрес – и какие именно выражения.

3. Содержатся ли в публикации «Политическая проституция сменила пол» Георгия Янса речевые высказывания, которые своим содержанием и формой подачи нарушают нормы профессиональной этики журналиста и информационного права?

4. Если содержатся, то какие именно высказывания – и в силу каких причин относимые (могущие быть отнесенными) именно к указанной категории.

5. Содержится ли в речевом высказывании о женщинах-депутатах «Появился тип женщин — политических содержанок, которые готовы “лечь” под любую партию…», а также в других образных речевых высказываниях, приведенных  в публикации «Политическая проституция сменила пол», сведения, порочащие гражданина по признаку пола (гендерный признак) и нарушающие нормы морали?

Методология исследования базируется:

- на подходах и понятиях теории публицистики, теории медиатекста и его форматов. Формат подачи информации определяет функциональное и жанровое своеобразие коммуникативных текстов. Мы исходим из того, что структурно-функциональный и дискурсивный анализ конкретного текста позволяет реконструировать его типологическую принадлежность к тому или иному направлению массовой коммуникации (журналистика, публицистика, реклама, связи с общественностью и т.д.). Ключевыми словами являются: общественная значимость, публицистический образ, типическое, авторская позиция [Ученова 1978, 1979, Прохоров 2001], рабочая идея произведения, выразительные средства журналистики [Пронин 1984]. Данные дефиниции основательно разработаны и содержательно раскрыты по отношению к журналистским (публицистическим) текстам в 80-е годы ХХ века в связи с интенсивными научными дискуссиями о том, где проходит «линия раздела» между публицистическими и художественными произведениями, между документальностью и образом. Эти наработки легли в основу современной теории журналистских жанров [Тертычный 2000, Основы 2000]. Каноны отечественной теории журналистики, разработанные в период ее становления, сделались точкой отсчета в интерпретации наблюдаемых перемен [СМИ в меняющейся России 2010]

- на подходах и понятиях классической и неклассической коммуникативистики, представляющих разные исторические модели организации и восприятия информации. Мы исходим из того, что цифровая медиаконвергенция не «отменяет» жанры и форматы социальной (политической) коммуникации, сложившиеся в классическом обществе. Это значит, что оценивать и интерпретировать их необходимо в логике той картины мира, фрагментом которой они стали в период своего формирования [Шайхитдинова 2012]. Ключевое слово: адекватность. Наша одновременная принадлежность к мирам, организуемым двумя разными идеалами рациональности, обоснована классиками гуманитарной мысли [Бауман 2002]

- на подходах и понятиях социологии массовых коммуникаций. Ключевыми словами здесь являются: медиапространство и его субъекты, социальные институты, политические интересы, функция-дисфункция СМИ, потребности аудитории [Дзялошинский 2012, Фомичева 2007]

- на подходах и понятиях нормативной теории прессы [Шайхитдинова 2007, 20011], деонтологии журналистики, профессиональной этики журналиста, воплощенных в деонтологических документах и материалах международного и российского профессиональных сообществ журналистов [Профессиональная 2004, Судебная 2004], а также в категориях информационного права Российской Федерации. Ключевые слова: права и обязанности журналиста, оскорбительные сведения, честь и достоинство граждан, социальная ответственность, стандарты профессиональной этики этики, недопустимость дискриминации, уважение личности. .

- на подходах и понятиях дискурс-анализа [Чепкина 2000] и лингвистического анализа спорных текстов [Баранов 2009]. Ключевые слова: событие, персонажи (герои) текста, концепция, цель речевого высказывания, коммуникативное намерение, автор.

Выводы исследования

Вывод 1

Текстологический анализ произведения «Политическая проституция сменила пол» Георгия Янса показывает, что перед нами - памфлет (в переводе с греческого - «pamm fhlego» - «все воспламеняю», «все испепеляю»). Предметом сатиры в нем является общественно-значимая проблема. А именно: моральная и политическая беспринципность ряда депутатов Государственной Думы, которая, по мысли журналиста, обнаруживается у них в конформистской смене позиций в ходе обсуждения законодательных актов, а также в наличии у одной из героинь памфлета незадекларированной недвижимости в элитном жилом комплексе Москвы.

 Пояснение.

В журналистике под памфлетом понимают сатирическое произведение, нацеленное на осмеяние определенных человеческих пороков и уничижение того героя (героев), который представляется автору носителем опасного общественного зла [Тертычный 2000]. В структуре профессионально выполненного журналистского материала любого жанра информация о его предметной направленности содержится уже в начальных абзацах.

1 абзац, состоящий из одного предложения, - «Любая эпоха формирует заказ на героя, героя нашего времени. Женщина-герой исключением не является», - дает основание заключить, что автор собирается представить образ «героя нашего времени», «героя эпохи», воплощением которого может быть и «мужчина-герой» и «женщина-герой».

2 абзац, состоящий из двух предложений, содержит указание на одно из проявлений, по мысли автора, «опасного общественного зла» в виде вызвавшей скандал «шикарной квартиры» депутата и его «дурной славы».

В 9-11 абзацах автор развивает тему, уточняя предметную направленность сатиры: «Ирина Яровая пять раз (!) проигрывала выборы в Государственную думу. Три неудачные попытки приходятся на время ее нахождения в партии «Яблоко». Став единоросской, Яровая еще дважды проигрывала выборы, но депутатом тем не менее становилась. «Чудо чудное» объясняется незатейливо. В 2007 году, проиграв выборы, получила мандат после отказа от него губернатора Камчатского края А.Кузьмицкого. В 2011 году в Госдуму снова не прошла, но получила мандат от губернатора Камчатского края В.Илюхина, которому в свою очередь он был передан возглавлявшим федеральный список «Единой России» Д.А.Медведевым. Вот такая загогулина получилась при своевременной смене ориентации».

Автор делает заключение, что «Подобные подарки-загогулины принято отрабатывать. Политические перебежчики и неудачники, как правило, жестче и агрессивнее своих однопартийцев “колеблются вместе с линией партии”» (11 абзац). Подтверждающими эту мысль, с точки зрения автора, являются законопроекты, в числе авторов которых и поддерживающих была И.Яровая. Их перечень приведен в 13 абзаце.

Между 11 и 12 абзацами Интернет-версии публикации содержится видеоролик, в котором вице-президент Российской гильдии риэлторов безотносительно к теме памфлета рассказывает о достоинствах жилищного комплекса «Тверская плаза» (продолжительность ролика 1 мин.58 сек.). Под роликом запись: «Блогеры раскопали информацию о квартире депутата от "ЕР" г-жи Яровой: в ее активе значится незадекларированная квартира в элитном московском доме оценочной стоимостью в 3 млн. долларов. Риэлторы рассказали "МК", за что заплачены такие деньги».

14 абзац посвящен депутату Государственной думы с 1990 года Екатерине Лаховой. Автор саркастически комментирует ее политическую деятельность, указывая в частности, что она «была одним из инициаторов создания программ “Планирование семьи” и “Половое воспитание школьников”, финансирование которых из средств государственного бюджета благодаря ее усилиям в 50 раз превышало ассигнования на программу “Дети-сироты”».

В 16 абзаце тема беспринципности народных избранников продолжена на примере нового поколения депутатов - Ольги Баталиной, которая «“колеблется” пока так, по мелочи». В качестве аргументации данного утверждения приведены выдержки из речей этого депутата, обнаруживающие, что за полгода ее позиция по одному из острых вопросов поменялась на противоположную.

В целом из 110 строк авторского текста в рассматриваемом материале 50 строк текста, т.е. примерно половину объема публикации, составляют абзацы с изложением критических фактуальных сведений, затрагивающих отношения власти и собственности.

Поднимая общественно-значимую проблему, журналист не только выполняет свою профессиональную задачу, но и реализует тем самым право общественности на информацию. Как значится в постановлении по делу «Дичанд и другие против Австрии» Европейского суда по правам человека,

«Хотя пресса и не должна преступать установленных границ, особенно в отношении репутации и прав других людей, тем не менее, ее долг состоит в том, чтобы сообщать любым способом, который не противоречит ее обязанностям и ответственности, - информацию и идеи по вопросам, представляющим общественный интерес. Помимо того, что передавать такую информацию и идеи – задача прессы, общество также имеет право получать их. Если бы все было иначе, пресса была бы неспособна играть (…) жизненно важную роль сторожевого пса» [Судебная 2004, Т.2, c.71].

Вывод 2

Образный ряд в памфлете а) характеризует позицию автора не только как политического оппонента власти, но и как гражданина, который дает моральную оценку ее действиям; б) выводит отдельные факты, ставшие объектом критики, на уровень явления; в) нацелен на политическое уничтожение противника - для этого рассматривает его как часть явления («общественного зла»), а отдельных представителей из лагеря противника рассматривает как тип, типическое.

Текстологический анализ показывает, что автор памфлета ориентирован на искушенного в политике читателя. Функционально памфлет не рассчитан на то, чтобы объединять единомышленников, поэтому логично предположить, что «искушенные в политике читатели» - это, прежде всего, те, кого автор рассматривает в качестве своих политических оппонентов. Таковыми, судя по тексту, выступают депутаты от «Единой России». Памфлетист, а вместе с ним и представляемая им газета «Московский комсомолец», «идет на Вы» по отношению к «партии власти» по общественно-значимой теме. Политическое оппонирование власти является ведущей функцией социально-ответственной журналистики. Поэтому буквализм трактовок образного ряда, свойственный для обыденного сознания при восприятии гротеска, гипербол, метафор, здесь не уместен. Это ведет в данном случае к искажению сути журналистского выступления, к подмене предмета политической коммуникации в угоду групповым интересам.

Пояснение

Ключевым в анализируемой публикации является образ Любови Яровой – персонажа из одноименной пьесы К.Тренева, однофамилицей которой является героиня памфлета депутат Ирина Яровая. Художественный образ, который раскрывается в финале пьесы, - когда Любовь «почти без душевных терзаний “сдает” мужа», белого офицера, «своим», - помогает автору памфлета сформулировать причину, почему депутаты, о которых идет речь в публикации, рассматриваются им как политические противники (на категоричность позиции автора в этом вопросе в образной форме указывает воспроизведенная ситуация идейной борьбы из пьесы: «белые-красные»). Современные парламентарии, по мысли автора, сделались приемниками того «образца советской женщины «которая ради “светлого будущего” готова на все. Революционная целесообразность выше нравственности, морали».

Сходство фамилий обусловило проведение аналогии между поведением героини пьесы и деятельностью депутата, а также продиктовало логику обращения к примерам того же ряда из числа депутатов-женщин (Как показывает характер фактуальных сведений в публикации, речь идет именно о депутатах и их политических действиях, а не о женщинах как таковых).

В то же время именно женский образ (с женским образом в российской литературной классике связаны представления о нравственной цельности) из пьесы К. Тренева и интерпретация на его основе политических действий современных депутатов-женщин, дает автору памфлета основание для обозначения «общественного зла»: аморальности действующей власти (как таковой). Символом ее «падения» для автора выступает «политическая проституция». Этот образ генетически связан с известным из истории политического движения в России речевым оборотом «политическая проститутка», упомянутым в памфлете. В заглавии публикации, однако, используется словосочетание «политическая проституция»: в силу того, что предметом критики является не столько конкретная политическая фигура, сколько явление в целом.

Сами политические персонажи в публикации – депутаты – хотя и названы по фамилиям, выступают не самостоятельно, а как представители партии власти, как «опции» образа из пьесы, как распространенный тип женщин в современной политике: «Появился тип женщин — политических содержанок…» (20 абзац).

На то, что «героиней своего времени» является не конкретная личность, а типаж, указывает также тот факт, что в 110 строках авторского текста фамилия Яровой пять раз упомянута как имя нарицательное: «”Танк в юбке” вернулся в политику. Яровая рулит» (8 абзац). «Ведь подрастают новые Любови Яровые» (15 абзац). «У Баталиной все еще впереди. При таких темпах “колебаний” она быстро станет полноценной Любовью Яровой. А сколько еще в Думе безликих Яровых, которые предпочитают «колебаться» молча и незаметно для широкой аудитории? Не буду перечислять фамилии, чтобы не засорять колонку» (17 абзац). «Какое время, такие и Яровые. И совершенно не важно, как их зовут» (25 абзац).

Ориентирование автора на подготовленного читателя колонки проявляется в том, что действия Ирины Яровой в Государственной Думе описаны лаконично, перечисление законопроектов дается без подробностей их обсуждения (13 абзац). 18 абзац публикации, посвященный деятельности депутата Ирины Бергсет, рассчитан на посвященного, поскольку полностью состоит из оценочных суждений.

Таким образом, фактуальные сведения и образный ряд в памфлете «Проституция сменила пол» Георгия Янса составляют единую концепцию, нацеленную на разоблачение «общественного зла» в виде аморальности действующей власти и на предъявление обществу и власти этого разоблачения в виде «явления с именем».

Право журналистики критиковать власть признается самой властью цивилизованных стран как необходимое условие демократического развития. «Принцип 1» Резолюции №2 Четвертой Европейской конференции министров по политике в области средств массовой коммуникации «Журналистские свободы и права человека» (1994) открывается следующей констатацией:

«Поддержание и развитие подлинной демократии требуют наличия и укрепления свободной, независимой, плюралистической и ответственной журналистики. Это требование воплощается для журналистки в необходимости: (…) подвергать постоянному критическому рассмотрению деятельность различных органов власти» [Профессиональная 2004, с. 354-355].

В Постановлении по делу «Бергенс Тиденде и другие против Норвегии» указывается, что свобода журналистов при предоставлении гражданам информации и идей по политическим вопросам и с ясным пониманием прессой своих обязательств и ответственности «охватывает также право на некоторую долю преувеличения или даже провокации» [Судебная 2004, Т1, c.25.]

С учетом сказанного можно заключить, что прозвучавшая в популярной газете критика власти и ее отдельных представителей предполагает в условиях цивилизованной политической коммуникации заинтересованную ответную реакцию на институциональном уровне – инициацию парламентариями служебного расследования, подтвердившего или опровергнувшего бы опубликованные сведения. Буквальное же прочтение отдельных фрагментов публикации как инвектив, выведенных из общего контекста, ведет, с нашей точки зрения, к невольному или сознательному уходу от действительной темы газетного выступления.

Вывод 3

Значение речевого высказывания не выводится из семантики его отдельных элементов в виде слов и словосочетаний. Смысл отдельных речевых высказываний в профессионально выполненном художественно-публицистическом произведении не может противоречить смыслу всего текста как журналистского произведения в целом.

«Персонификация» является вспомогательным по отношению к «типизации» выразительным средством журналистики. В художественно-публицистических жанрах (таких, как памфлет) общий смысл журналистского выступления передается именно через типизацию (персонажей текста, событий, совокупности фактов).

Пояснение

Речевое высказывание понимается как относительно законченный по интонации и смыслу минимальный отрезок речевого общения [Аникина 2005]. В письменной речи оно, как правило, представлено такой единицей языка как предложение.

В речевом высказывании «Появился тип женщин — политических содержанок, которые готовы “лечь” под любую партию» (20 абзац) имеет место метафорический перенос понятийной области на область цели [Баранов 2009, с.73]. Цель высказывания определяется коммуникативным намерением автора. Как было показано в Пояснениях к Выводам 1 и 2, в коммуникативное намерение Георгия Янса, выведенное нами из общего смысла журналистского выступления и из функции использованного жанрового формата, не входит выражение оскорбительного отношения автора как журналиста, как мужчины к конкретным женщинам.

На восприятие неискушенного читателя, однако, оказывает влияние «фрагментированность метафорического структурирования», о которой говорит А.Н. Баранов со ссылкой на Дж. Лакоффа и М. Джонсона (см.: Лакофф Дж., Джонсон М. Метафоры, которыми мы живем. М., 2004). Речь идёт о ситуации, когда воспринимающий переносит на область цели не все семантическое содержание метафоры, а её фрагмент, как правило, наиболее ярко запечатленный в обыденном сознании. Дело усложняется тем, что сегодня такая ситуация восприятия поддерживается в массовой аудитории «клиповой» организацией информации, передаваемой через современные средства связи. Пользователь интернета, как правило, не держит в голове «главный смысл» публикации. Он рассматривает информационный поток не «иерархически», а «горизонтально», как цепь семантически равнозначных речевых высказываний и картинок.

Мы исходим из того, что в политической коммуникации, к которой относится анализируемый материал, «клиповый» подход к подаче и восприятию информации недопустим. История вопроса о социальной ответственности журналиста и редакций там, где речь идет о политических интересах и их представленности в медиапространстве, формировалась в коэволюции с развитием аналитических и художественно-публицистических журналистских жанров. Последние являют

собой канон формата, обеспечивающий необходимый уровень абстрагирования, востребуемый в политике. Необходимость преодоления «обыденного деятеля» в себе при включении в политический диалог обусловлена масштабом социальных интересов в данной сфере и тем, что политика представляет собой сферу символических интеракций, где субъектами являются не столько отдельные лица, сколько политические институты. Опыт определения предела допустимости их критики мы вновь находим в практике Европейского суда (дело «Кастеллс против Испании»):

«…Пределы допустимой критики в отношении Правительства шире, чем в отношении рядового гражданина или даже политического деятеля. В демократической системе действия или упущения Правительства должны становиться предметом пристального внимания не только со стороны законодательных и судебных властей, но также со стороны прессы и общественного мнения». [Судебная 2004, Т.2, с.137].

Более того, согласно процитированному документу, занимаемое властью доминирующее положение обязывает её представителя демонстрировать сдержанность, когда встает вопрос о формах ответа на нападки со стороны его противников или средств массовой информации. В российских условиях диалог власти с политической оппозицией затруднен в связи с невысокой культурой политической коммуникации.

Таким образом, чтобы избежать буквального толкования отдельных речевых высказываний в текстах СМИ в адрес института власти и его представителей, эти высказывания необходимо соотносить со смыслом произведения в целом. В нашем случае это означает, что имеющая место персонификация персонажей публикации (точные имена-фамилии, сопроводительное фото), являются вспомогательными по отношению к их типизации («героини своего времени», «Яровые»).

Типизация в форматах художественно-публицистической журналистики в отличие от литературных произведений, где значима эстетическая самоценность образа героя, возможна только через функциональность образа. Как было показано выше, в публикации «Политическая проституция сменила пол» в качестве героинь выведены не женщины как таковые, а их ролевые функции – это политические деятели, депутаты.

Сведения, которые с точки зрения заявителя «порочат и унижают женщин-депутатов», должны быть адресованы или к женщинам - или к депутатам. «Унижение» депутата невозможно, поскольку профессиональная роль граждан сама по себе не обладает честью и достоинством. Порочащие сведения подтверждаются или опровергаются документально.

Что касается пола героев, то он представлен гендерной принадлежностью. Автор материала сам на это указывает (19 абзац). Об этом помимо общего содержания материала свидетельствует и образный ряд: «танк в юбке», «политическая проститутка». (Навязывание коннотаций, уводящих логику восприятия в «мужское» и «женское», можно довести до абсурда, заметив, что применительно к депутату-мужчине метафора «политическая проститутка» в контексте дискуссий о правах сексуальных меньшинств звучала бы сегодня острее, чем она звучит по отношению к депутатам-женщинам). Таким образом, если бы российское ухо было привычно к этому слову, памфлет точнее было бы назвать «Политическая проституция сменила гендерный признак».

Существующее в англоязычной традиции понятийное разделение на «пол», фиксирующий психофизическое (природное) различие мужчин и женщин, и на «гендер», обозначающий социокультурную представленность полов в обществе, в этом случае важно. Стандарты профессиональной этики журналиста, предписывающие недопустимость дискриминации по признакам расовой, этнической, половой, возрастной принадлежности, будучи воплощением концепции естественных прав человека, призваны пресечь информацию о природных «преимуществах» или «недостатках» кого-либо. (Именно поэтому подобная информация, если вбрасывается в медиапространство, то воздействует на чувства всех, кто идентифицирует себя с общностью, представителям которой отказывается в неотъемлемом праве ощущать себя полноценной личностью). Автор памфлета напротив исходит из того, что в политической деятельности все равны. Публикация не содержит смыслов, которые могли бы вызвать у женской аудитории чувство умаления чести и достоинства.

Типизация и ролевая представленность персонажей публикации свидетельствует также в пользу отсутствия проблемы оскорбительного отношения к личности героини, к умалению ее чести и достоинства как гражданина. (Если бы смысловой акцент был сделан на личности, на персоне, тогда, очевидно, материал надо было бы озаглавить «“Политическая проститутка” сменила пол»). Как было показано в Пояснении к Выводу 1, фактуальная информация о депутате Ирине Яровой не касается ее личной жизни. Сведения о доходах, об уровне доходов народных избранников являются частью общественно-значимой темы подкупности-неподкупности представителей государственной власти.

Краткие ответы на поставленные перед экспертом вопросы:

В результате проведенного исследования мы пришли к выводу, что

- в публикации газеты «Московский комсомолец» от 16 марта 2013г. «Политическая проституция сменила пол» (автор Георгий Янс) не содержится оскорбительных выражений в чей-либо адрес и недвусмысленных сравнений.

- речевое высказывание «Появился тип женщин — политических содержанок, которые готовы “лечь” под любую партию…» а также другие образные речевые высказывания, приведенные в публикации «Политическая проституция сменила пол», не содержат сведений, порочащих гражданина по половой принадлежности и нарушающих нормы морали.

- в публикации «Политическая проституция сменила пол» не обнаружено речевых высказываний, которые своим содержанием и формой подачи нарушали бы нормы профессиональной этики журналиста и информационного права.

Литература

Аникина А.Б. Образное слово в художественном и публицистическом произведении: Вопросы стилистики текста. М., 2005

Баранов А.Н. Лингвистическая экспертиза текста. М., 2009

Бауман З. Индивидуализированное общество. М., 2002

Дзялошинский И.М. Коммуникационные процессы в обществе: институты и субъекты. М, 2012

Тертычный А.А. Жанры периодической печати: Учебное пособие. М., 2000.

Основы творческой деятельности журналиста. Коллективная монография. СПб., 2000

Понятия чести и достоинства, оскорбления и ненормативности в текстах права и средств массовой информации. М., 1997.

Пронин Е.И. Выразительные средства журналистики. Автореф.дис.на соиск. ст. докт.н. по спец-ти 10.01.10 «журналистика». М., 1984

Профессиональная этика журналиста: Документы и справочные материалы / Под ред. Ю.В.Казакова. М., 2004

Прохоров Е.П. Журналистика и демократия. М., 2001

СМИ в меняющейся России: Коллективная монография. М., 2010

Судебная практика Европейского Суда по правам человека по статье 10 Европейской Конвенции: Т.1-2/ Под ред. Г.Ю.Араповой. СПб: 2004.

Ученова В.В. Основные направления разработки теории публицистики. М., 1978

Ученова В.В. Публицистика и политика. М., 1979

Фомичева И.Д. Социология СМИ. М., 2007

Шайхитдинова С.К. Коммуникативистика: между двумя идеалами рациональности / Медиаконвергенция и ситуация человека: Новые вызовы, старые вопросы. Коллективная монография / Под ред. Шайхитдиновой С.К. Казань, 2012. С.10-26

Шайхитдинова С.К. Медиаэтика. Казань, 2007

Шайхитдинова С.К. Экспертиза тестов массовой коммуникации как исследование / Культурологическая экспертиза. Теоретические модели и практический опыт. Коллективная монография / Под ред. В.А. Рабоша, Л.В.Никифоровой, Н.А. Кривич СПб., 2011. С.243-263

Чепкина Э. Русский журналистский дискурс: Текстопорождающие практики и коды. Екатеринбург, 2000

Подать жалобу

Проект реализуется при поддержке Фонда Президентских грантов, единого оператора грантов Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества

Сайт Фонда президентских грантов