Мнение эксперта Матвеевой - Страница 4

Оглавление

Мнение эксперта

Матвеевой Ольги  в связи с жалобой  Судоса Максима Алексеевича на сюжет телеканала «Катунь 24» от 09.10.2019 г.

 

 

            г. Барнаул                                                                                         24 декабря 2019 года

 

 

Объектом изучения в связи с жалобой Судоса Максима Алексеевича в Общественную коллегию по жалобам на прессу является   сюжет о долевом строительстве  в новостной программе «Катунь 24» от 09.10.2019 года. Журналистом, подготовившем сюжет,  является Костантин Ганов.

Представленная для исследования видеофонограмма «Заказные новости Позор СМИ Катунь 24 Барнаул. Разнос полный» состоит из трех фрагментов:

  • собственно сюжета о долевом строительстве в новостной программе «Катунь 24» (начало через 08 мин. 11 с, длительность 04 мин. 40 с), послужившего поводом для обращения Коллегию по жалобам на прессу (далее – спорный сюжет);
  • комментариев к указанному сюжету на соответствующей странице youtube.com и в группе «Реальные дольщики» в мессенджере WhatsApp, в том числе голосового сообщения участника группы «»;
  • запись полной версии интервью Судоса Максима Алексеевича.

Общая длительность видеофонограммы составляет 13 мин. 42 с.

На предварительном этапе исследования было установлено дословное содержание спорного сюжета и аудиозаписи полной версии интервью (Приложение 1).

Спорный сюжет посвящен ситуации затянувшегося долевого строительства жилого дома в Барнауле, по пр. Ленина,  195А. Активность участников долевого строительства представлена в сюжета как мешающая завершению работ по строительству дома

Жалоба заявителя аргументирована тем, что реальная ситуация представлена в сюжете в искаженном виде, сюжет носит заказной характер и смонтирован в интересах застройщика.

 Рассмотрим представленный материал с точки зрения соответствия Медиаэтическому стандарту Общественной коллегии по жалобам на прессу.

 

Новостной сюжет  и недостоверность информации

 

Исследуемый сюжет формально принадлежат информационной журналистике, являясь новостным, в связи с чем ожидаемым для  адресата содержанием должно быть объективное информирование, достоверное и  непредвзятое освещение событий.

Информационным поводом для создания сюжета послужила размещенная дольщиками в сети интернет петиция, результатом которой стала инициированная  Следственным управлением Следственного комитета Российской Федерации по Алтайскому краю проверка в связи с нарушением сроков строительства жилого дома.

Заявленной целью сюжета является попытка разобраться, почему застройщик больше года не может завершить строительство: «Кто или что вовремя мешает отдать ключи от квартир будущим жильцам, разбирался Константин Ганов».

Большая часть информации в спорном сюжете представлена в виде утверждений о фактах, которые формально вроде доказываются создателями сюжета (кадры сообщения пресс-службы Следственного комитета, интервью с дольщиками, представителем застройщика Виктором Казаковым и пр.), однако содержательно все подчинено одной коммуникативной задаче, которой очевидно придерживается автор сюжета, – обвинить дольщиков в их собственных бедах, оценивая их попытки ускорить завершение строительства и привлечение внимания к ситуации как неправильное поведение, и обелить застройщика, ставшего, согласно сюжету, буквально заложником такой активности дольщиков.

В жалобе заявителя указано, что программы содержат недостоверную информацию, в связи с чем в ходе исследования спорного материала осуществлялось сопоставление утверждений о фактах, содержащихся в анализируемом сюжете, а также полной версии записанного интервью Максима Судоса и комментариев к спорному сюжету.  

Сравнение полной версии интервью Максима Судоса с вышедшей в эфир версией показало, что информация представлена манипулятивно, с постановкой высказываний в искаженный контекст и голословными обвинениями дольщиков. 

В результате проведенного сравнения выявлены следующие значимые расхождения в представлении информации дольщиками и в вышедшей в эфир версии.

 

Полная версия интервью /

пояснения интервьюируемых   

 Вышедшая версия (спорный сюжет)

М3 – Мы хотим конечного результата, получить свои квартиры, это тот результат которого мы хотим добиться. Больше нам в принципе а-а, ничего не нужно, дольщикам получить свои квартиры. А-а, тем самым мы привлекаем внимание властей, внимание застройщика

М2 – Автор петиции Максим Судос на словах утверждает, что заинтересован в скорейшем завершении строительства.

Ведущим бездоказательно указывается на неискренность слов Максима Судоса:

На словах – «Ироническое. Только в разговоре, а не на деле»  [Фразеологический словарь русского языка].

Такой вывод делается без приведения хотя бы единственного аргумента, который свидетельствовал бы об обратном.

М3 – Ну, в этом в этом состоянии уже (год) примерно (давно). В таком состоянии ну примерно год. То есть это вот так уже знаете. (Ну) вчера два было, два рабочих там (ходило), ну представляете шес-, шестнадцати-этажный дом, два рабочих на шестнадцатиэтажный дом. Ну сколько будут строить два рабочих?  Это скорее всего лет пятьдесят если в таком темпе. Вот поэтому, как бы, даже непонятно. (Нрзб.) раньше как-то хоть что-то ну, там (нрзб.) началась просрочка там хотя бы, кран двигался, хотя бы (что-то поднимал), (что-то было, вообще сейчас ничего. Просто вот женщина (выехала) она вот живёт в соседнем доме, вот я наблюдаю, она говорит «просто вот месяц, вообще никого не было, просто ни одной живой души, один сторож ходит», (нрзб.) летом (нрзб.)

М4 – Ну, по дому работы, строительству не останавливались ни на один день, а-а, строительство ведётся, э-э задача по сдаче дома стоит э-э, до конца, две тысячи девятнадцатого года, то есть технически в принципе всё это возможно.

Ведущий не приводит высказывания, не соответствующие его коммуникативной задаче. Ведущий не комментирует  противоположные точки зрения, представляя в эфире только одну из них,  работающую на его коммуникативную задачу, при этом достоверность информации о непрекращающихся строительных работах автором сюжета не проверяется.

М3 – Там (уже) шестнадцать этажей, они отсырели, там плесень уже, всё так обросла уже (нрзб.). Там крышу не доделали, вода течёт, сейчас дожди идут (нрзб.)

М2 – Проведены все коммунальные коммуникации, большая часть фасадов остеклена. Завершаются кровельные работы. Готовность дома более девяноста процентов.

Ведущий не приводит высказывания, не соответствующие его коммуникативной задаче. Ведущий не комментирует  противоположные точки зрения, представляя в эфире только одну из них,  работающую на его коммуникативную задачу.

Ж2 – Здравствуйте, я Ольга, да, на которую сейчас полетят камни в мой огород. Дело в том что, правильно Максим сказал, эти слова вы-, вырваны из контекста. Был мне задан вопрос. Вы же вот сначала не знаете, вы думаете что да, я вот так раз и ответила, что про банкротство. Мне был задан вопрос: «Правда ли что у вас организована инициативная группа, которая решает вопрос по банкротству застройщика?» Я поэтому ответила, что не знаю, я к этой группе никакого отношения не имею. Я не имела в-в-, виду вообще абсолютно никого. Речь шла об какой-то инициативной группе которая хоте-, хотела бы объявить банкротом «ПР  Холдинг», вот о чём речь-то шла.

М2 – Но насколько скорейшему завершению строительства способствует появление новой инициативной группы в лице вот этого активиста?

Ж2 – Я-я, к этой инициативной группе отношения в принципе не имею, мы другая инициативная группа получается, вот, и то что, хо-о, есть желание той группы, привести к банкротству. Мне приходилось банкротить предприятия самой, и поэтому я знаю что это чревато тем, что то что мы вложили сюда мы можем просто, мне кажется этого не получить вообще.

 

Ведущий искажает контекст, в котором был получен ответ на вопрос, представляя высказывание участника долевого строительства как ответ на другой вопрос, тем самым  соответственно искажаются слова интервьюируемой.

М2 – Да, и-и, пока не выплатит ничего?

М3 – Ну, мне конкретно ничего не выплачивал. Дольщикам, возможно что-то кому-то выплачивал. На данный момент а-а, зна(я) что на последнем собрании никому никаких выплат не было. Среди собравшихся дольщиков, а-а, вчера буквально это было, да, э-э, в воскресенье, э-э, никаких выплат никаких компенсаций никому не было (нрзб.).

М2 – Всё понятно. Спасибо. Так, всё записали? (Нрзб.) здорово. [шуршание] Попытался добиться от вас что вот он не выплачивает. Мало того что не вовремя сдаёт ещё и не выплачивает.

М2 – Для того чтобы получить положенную по закону компенсацию от застройщика, можно обойтись и без Робин Гуда. Общая сумма компенсационных и иных выплат дольщикам этого дома, уже составила порядка сорока миллионов рублей.

Ведущий представляет информацию, прямо противоположную той, которую получил от интервьюируемого, однако источник этой информации не указывается.

Последняя из приведенных фраз ведущего в полной версии интервью исключает возможность недопонимания ведущим ситуации, в которой он «разбирался»,  поэтому как выглядит ситуация с точки зрения дольщиков, ему абсолютно понятно.

 

Выявленные несоответствия между реальными высказываниями интервьюируемых дольщиков и выпущенной в эфир версией свидетельствуют, что сюжет представляет собой лишь имитацию достоверности и полуправду, скрывающую реальное положение дел. 

Способ представления информации доказывает, что к новостному сюжету данный продукт не имеет никакого отношения, поскольку его целью было не достоверное информирование, а манипулятивное управление пониманием и внедрение в сознание адресата картины, не адекватной реальности.

 

Освещение конфликтной ситуации и позиция журналиста

 

Согласно Медиаэтическому стандарту, «редакция СМИ и конкретный журналист не обязаны при обращении к конфликтной ситуации быть нейтральными; как редакция, так  и отдельный журналист вольны занимать ту позицию, которая представляется им правильной, справедливой, соответствующей личным предпочтениям и/или общественному запросу. При этом предполагается, что журналист именем и репутацией отвечает за точность в отборе и подаче фактов, за достоверность передаваемых мнений, за четкость разграничения факта, комментария и предположения. Предвзятость и тенденциозность не являются признаком добросовестной журналистики; любые проявления подходов такого рода должны исключаться совместными усилиями журналиста и редактора».

Объективная подача информации, отделение факта от комментария, представление противоположных точек зрения, постановка высказывания в верный контекст, отсутствие манипулятивных техник при подаче информации, выбор адекватных ситуации жанров подачи информации – вот техники, которые позволяют журналисту сделать профессиональный материал и высказать собственную точку зрения на происходящее.

В сюжете не содержится даже заявленной попытки разобраться в ситуации: начало и конец сюжета как сильные позиции любого текста сразу обозначили систему координат, в которой заранее интерпретируется ситуация: дольщики лишь на словах заинтересованы в завершении  строительства (М2 – Автор петиции Максим Судос на словах утверждает, что заинтересован в скорейшем завершении строительства), на деле их позиция неправильна и соответствует достижению цели скорейшего завершения строительства (М2 – Есть также надежда, что народные активисты направят свои усилия в правильное русло), где

На словах – «Ироническое. Только в разговоре, а не на деле»  [Фразеологический словарь русского языка].

Правильный – «3. Такой, какой нужно; хороший» [Современный толковый словарь русского языка, с. 595].

Ведущий умалчивает о многих сообщаемых дольщиками фактах, искажая ситуацию, при этом настойчиво притягивает смыслы, которые не затрагиваются интервьюируемыми, – так появляется тема якобы инициируемого банкротства застройщика, а также тема получения компенсационных выплат, к которой он настойчиво подводит Максима Судоса в полной версии интервью,  результатом чего становится фрагмент о компании, занимающейся взысканием штрафов с застройщиков.

Логика подачи этой информации такова, что подводит адресата к выводу: ‘дольщики  сами затягивают строительство и пытаются нажиться на ситуации'. Между тем Максим Судос неоднократно повторяет во время интервью, что участникам долевого строительства нужно, чтобы застройщик выполнил свои обязательства по договору и  предоставил им их квартиры.

Таким образом, сюжет тенденциозно представляет ситуацию, журналист не аргументирует какую-либо сформировавшуюся в ходе изучения ситуации точку зрения, а скорее, транслирует заранее заданную. 

Нарушение медиаэтического стандарта: кто пострадал?

 

Имеющиеся в рассматриваемом сюжете признаки недостоверности информации, тенденциозности подачи материала свидетельствуют о нарушении Медиэтического стандарта, в соответствии с которым «принцип профессиональной честности запрещает журналисту представлять частные или корпоративные интересы, вступающие в противоречие с общественным благом (общественными интересами)».

В рассматриваемом сюжете, я полагаю, этот принцип не был приоритетным, если здесь можно вести речь о каких-либо принципах вообще.

Реакция фигурантов и адресатов сюжета, наглядно представленная в комментариях на  Youtube, наглядно  демонстрирует отношение к подобной журналистике: ей не доверяют,  отказывают в праве принадлежать к информационной среде, дают резко негативные оценки, экстраполируя их не только на журналиста и телеканал, но в целом на журналистское сообщество. Примеры комментариев к спорному сюжету представлены в Приложении 2.  

Пострадавших от такого сюжета можно разделить на несколько групп.

Во-первых, это непосредственно участники долевого строительства, которые вместо общественной поддержки получили дискредитирующий, осуждающий их поведение сюжет, в том числе непосредственные участники сюжета Максим Судос, который был обвинен в неправильном поведении из-за создании петиции, и Ольга Иванова, вынужденная оправдываться перед участниками долевого строительства в связи с тем, что ее слова были искажены.  

Во-вторых, это адресаты, незнакомые с ситуацией и получившие недостоверную информацию, – сюжет, обслуживающий частные интересы и вступающий  в противоречие с интересами общественными.

Однако самая пострадавшая в этой ситуации группа, на мой взгляд, это журналисты, поскольку они получили удар от лица, профессионально принадлежащего к этому же сообществу, а это самые болезненные удары  –  когда их получаешь от тех, кто  должен стоять с тобой в одном ряду.

С каждым таким ударом доверие адресата утрачивается не только в отношении конкретного журналиста, но в отношении журналиста как такового, журналиста вообще и журналистики в целом.

Слово – это огромная сила, оружие, которое в недобросовестных руках может   стать убийственным, поражающим репутации и ломающим жизни.  Недаром сейчас идет активная разработка программ противодействия фейковым новостям и неприемлемой информационной среде, которая создается в том числе и такими сюжетами.

 Последнее время мне приходится наблюдать ситуацию, когда в таком небольшом регионе, как Алтайский край, все чаще возникают конфликты именно этического характера, когда предметом претензий становится именно этическая составляющая журналистской продукции. С одной стороны, это весьма тревожные звонки, поскольку они демонстрируют кризис отрасли. В то же время радует ситуация повышения медиаграмотности, когда люди, чьи права нарушены, обращаются за их защитой, в том числе в орган профессионального саморегулирования, когда редакции, которые допустили нарушения медиастандарта, дают иной контент и приносят извинения заинтересованным сторонам. 

  И в рассматриваемой ситуации возможные шаги, которые могут показать готовность редакции Катунь 24 и журналиста Константина Ганова нести ответственность перед своей аудиторией и профессиональным сообществом, - это признать ошибки и принести извинения.

 

 

ВЫВОДЫ

 

Видеосюжет Катунь24 от 09.10.2019 г. содержит грубые нарушения базовых принципов журналистской этики, закрепленных в Медиаэтическом стандарте Общественной коллегии по жалобам на прессу:

принципа обеспечения прав граждан на информацию, в соответствии с которым «народ в целом и отдельные граждане имеют право на получение достоверной, точной, полной и непредвзято поданной информации, способствующей формированию у каждого из тех, кто имеет дело с журналистской продукцией, адекватной картины мира»;

принципа добросовестного освещения событий,  согласно которому журналист обязан обеспечить «точность и полноту информации о фактах, а также честное, добросовестное  освещение текущих  событий в том контексте, в котором информация об этих фактах и событиях приобретает смысл для конкретного гражданина, отдельной социальной группы, общества в целом».

 

Используемые источники

 

  1. Арутюнова, Н.Д. Язык и мир человека. М.: «Языки русской культуры», 1999.
  1. Медиаэтический стандарт Общественной коллегии по жалобам на прессу.  http://www.presscouncil.ru/index.php/teoriya-i-praktika/dokumenty/4756-mediaeticheskij-standart-2015.
  2. Язык и дискурс средств массовой информации в XXI веке / Под ред. М.Н. Володиной. – М.: Академический проект, 2011 – 332 с. (Gaudeamus).
  3. Закон РФ от 27.12.1991 N 2124-1 (ред. от 25.11.2017) "О средствах массовой информации" (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2018).
  4. Баранов, А.Н. Лингвистическая экспертиза текста, М., 2007.
  5. Декларация Гильдии судебных репортеров «О принципах честной работы в жанрах судебного очерка и репортажа, а также журналистского расследования». URL: http://www.presscouncil.ru/index.php/teoriya-i-praktika/dokumenty/759-deklaratsiya-gildii-sudebnykh-reporterov-o-printsipakh-chestnoj-raboty-v-zhanrakh-sudebnogo-ocherka-i-reportazha-a-takzhe-zhurnalistskogo-rassledovaniya (дата обращения: 18.05.2017).
  6. М.В. Жижина, кандидат педагогических наук, доцент факультета психологии, Саратовский государственный университет им. Н.Г. Чернышевского. Медиаграмотность как стратегическая цель медиаобразования: о критериях оценки медиакомпетентности // https://cyberleninka.ru/article/n/mediagramotnost-kak-strategicheskaya-tsel-mediaobrazovaniya-o-kriteriyah-otsenki-mediakompetentnosti
  7. Нассим Талеб. Патология нашего времени – потеря контакта с реальностью // https://www.rbc.ru/interview/own_business/16/11/2017/5a0c361d9a7947003e4aff7c
  8. Материалы VI Международной конференции «Россия и Европа: актуальные проблемы современной международной журналистики» // https://interaffairs.ru/news/show/19079
  9.  Рихтер, А. Фейковые новости и свобода массовой информации // Материалы VI Международной конференции «Россия и Европа: актуальные проблемы современной международной журналистики» // https://interaffairs.ru/news/show/19079
  10.  Рекомендации Сети организаций медийного саморегулирования (СОМС) относительно распространения пропаганды в СМИ // Настольная книга по медийному саморегулированию. Вып.6. Москва прирастает Поволжьем, Уралом, Сибирью. Под ред. к.соц.н. Ю.В. Казакова и д.ю.н. М.А. Федотова. – М.: Творческий центр ЮНЕСКО, 2016. С. 285-287. Или - http://presscouncil.ru/index.php/novosti/5500-sovety-pressy-stran-sng-podgotovili-rekomendatsii-dlya-smi-i-sovmestno-vystupayut-protiv-informatsionnoj-propagandy
  11. Совместная декларация о свободе выражения мнения, а также «фейковых новостях», дезинформации и пропаганде // http://www.osce.org/ru/fom/302806?download=true
  12.  Совет Европы: документы по проблемам средств массовой информации. 2-е изд., доп. — СПб.: Информационно-издательское агентство «ЛИК», 2000 — 152 стр. — («Права человека»).
  1. Современный толковый словарь русского языка / под ред. С. А. Кузнецова. – СПб: Норинт, 2007.
  1.  Федякина, А. МИД РФ анонсировал проект для разоблачения фейковых новостей// https://rg.ru/2017/02/15/mid-rf-anonsiroval-proekt-dlia-razoblacheniia-fejkovyh-novostej.html
  2. Фразеологический словарь русского литературного языка. — М.: Астрель, АСТ. 2008. Режим доступа: https://rus-phraseology-dict.slovaronline.com/
  3.  Что опаснее для демократии: фейковые новости или способы с ними бороться? // https://www.stopfake.org/chto-opasnee-dlya-demokratii-fejkovye-novosti-ili-sposoby-s-nimi-borotsya/

 

Приложение 1

 

 

В результате проведенного анализа было получено дословное содержание спорной фонограммы.

В тексте установленного дословного содержания приняты следующие условные обозначения:

  • реплики участников разговоров условно обозначены буквенно-цифровыми индексами как мужские М1, М2,  и женские Ж1, Ж2; реплики, принадлежность которых установить не удалось, обозначены знаком *;
  • пометой (нрзб.) обозначены те фрагменты речи, содержание которых установить не представляется возможным;
  • дефисом в конце предложения обозначена интонационная незавершенность высказывания;
  • знаки препинания расставлены по принципу разделения синтагм в слитной речи, а не по правилам пунктуации;
  • слова, установленные предположительно по созвучию, приводятся в круглых скобках;
  • некоторые особенности акустической обстановки на спорных фонограммах приведены в квадратных скобках;
  • некоторые особенности произнесения слов указаны в виде условной орфографической транслитерации и не являются грамматическими и орфографическими ошибками в написании.

Также в тексте дословного содержания спорной фонограммы в косых скобках курсивом приводится текст, сопровождающий речь и видимый в кадре, с информацией о говорящем и/или представленный исходя из общего контекста.

 

 

Установленный текст спорной фонограммы

 

Фрагмент 1

 

Начало через 00 мин. 00 с

М1 – Уже больше года застройщик дома на Ленина сто девяносто пять А не может завершить строительство. Кто или что вовремя мешает отдать ключи от квартир будущим жильцам разбирался Константин Ганов.

М2 /Константин Ганов корреспондент/  – На минувшей неделе Следственное управление Следственного комитета инициировало проверку на основании письма размещенного на одной из платформ в сети Интернет.

Ж1 /Людмила Рязанцева старший помощник руководителя СУ СК России по Алтайскому краю/ – На одной из платформ по сбору подписей в сети Интернет, опубликована петиция граждан, являющихся дольщиками жилого объекта незавершенного строительства в городе Барнауле, по адресу проспект Ленина сто девяносто пять «А», которые заявляют о нарушении застройщиком сроков по завершению строительства и сдачи дома.

М2 /Константин Ганов корреспондент/ – Каждый человек может разместить свою петицию, правда в Следственном управлении Следственного комитета сказали, что петиция подписана только дольщиками, но на самом деле, а-а мы видим, что не только дольщики, даже я могу ее подписать хотя дольщиком не являюсь.

М2 /Константин Ганов корреспондент/ – Автор петиции Максим Судос на словах утверждает, что заинтересован в скорейшем завершении строительства.

М3 /Максим Судос дольщик/ – Предпринимались действия, а-а, дольщиками, совместно были обращения в администрацию а-а, там, судебным приставам, еще как-то подействовать повлиять на ускорение стройки.

М2 /Константин Ганов корреспондент/  – Но вышло иначе. Судебные приставы, к которым обращался Максим Судос не ускорили строительство, а заморозили его финансирование. В рамках обеспечения исполнительных производств, приставы запретили застройщику продавать квартиры в этом доме, тем самым лишив стройку одного из каналов финансирования. К счастью прокуратора признала этот запрет незаконным и нарушающим права дольщиков. Но представление прокуратуры о снятии запрета на продажи квартир пока не выполнено. Теперь все, и дольщики, и застройщик ждут, когда же служба судебных приставов исполнит предписание прокуратуры и позволит восстановить активное финансирование строительства, ведь готовность объекта более девяноста процентов.

М2 /Константин Ганов корреспондент/  – Это тот самый дом по адресу Ленина сто девяносто пять вокруг которого развернулась такая нешуточная, ну скажем так войнушка. Мы встретились здесь с начальников участка, Виктором Васильевичем, я думаю он расскажет о том когда всё-таки заверши-, э-э, завершатся все работы.

М4 /Виталий Казаков представитель компании-подрядчика/ – Ну, по дому работы, строительству не останавливались ни на один день, а-а, строительство ведётся, э-э задача по сдаче дома стоит э-э, до конца, две тысячи девятнадцатого года, то есть технически в принципе всё это возможно.

М2 /Константин Ганов корреспондент/  – Проведены все коммунальные коммуникации, большая часть фасадов остеклена. Завершаются кровельные работы. Готовность дома более девяноста процентов. Но насколько скорейшему завершению строительства способствует появление новой инициативной группы в лице вот этого активиста?

Ж2 /Ольга Иванова руководитель инициативной группы дольщиков дома по адресу  проспект Ленина, 195а/ – Я-я, к этой инициативной группе отношения в принципе не имею, мы другая инициативная группа получается, вот, и то что, хо-о, есть желание той группы, привести к банкротству. Мне приходилось банкротить предприятия самой, и поэтому я знаю что это чревато тем, что то что мы вложили сюда мы можем просто, мне кажется этого не получить вообще.

М2  /Константин Ганов корреспондент/ – Кто может вводить в заблуждение таких дольщиков? Кто может быть заинтересован в том, чтобы покупатели как можно дольше не получали своих квартир. Оказывается есть организации которые зарабатывают на конфликтах между застройщиком и дольщиком. Некоторые из них в рекламе обещают взыскать с застройщика до половины стоимости квартиры. Ну и о себе конечно же не забывают.

Ж3 /Светлана юрист общественной организации «РобинGood»/ – Мы получаем в соответствии со статьёй тринадцатой закона о защите прав потребителей, штраф, который рассчитывается исходя из сумм взысканных судом, то есть дольщик получает неустойку, компенсацию морального вреда, из этих сумм рассчитывается штраф, половина штрафа в-в, переводится на счёт дольщика, половина в нашу пользу.

М2  /Константин Ганов корреспондент/  – Для того чтобы получить положенную по закону компенсацию от застройщика, можно обойтись и без Робин Гуда. Общая сумма компенсационных и иных выплат дольщикам этого дома, уже составила порядка сорока миллионов рублей. Но людям нужны именно квартиры. Сегодня судьба дома на Ленина сто девяносто пять «А» зависит от службы судебных приставов, которые обязаны исполнить представление прокуратуры и разморозить финансирование строительства. Есть также надежда, что народные активисты направят свои усилия в правильное русло. Мы будем следить за развитием событий.

[пауза порядка 2 минут]

 

Фрагмент 2

 

Ж2  /Ольга Иванова руководитель инициативной группы дольщиков дома по адресу  проспект Ленина, 195а/ – Здравствуйте, я Ольга, да, на которую сейчас полетят камни в мой огород. Дело в том что, правильно Максим сказал, эти слова вы-, вырваны из контекста. Был мне задан вопрос. Вы же вот сначала не знаете, вы думаете что да, я вот так раз и ответила, что про банкротство. Мне был задан вопрос: «Правда ли что у вас организована инициативная группа, которая решает вопрос по банкротству застройщика?» Я поэтому ответила, что не знаю, я к этой группе никакого отношения не имею. Я не имела в-в-, виду вообще абсолютно никого. Речь шла об какой-то инициативной группе которая хоте-, хотела бы объявить банкротом «Пэ Эр Холдинг», вот о чём речь-то шла.

[пауза порядка 17 секунд]

 

Фрагмент 3

 

М2 /Константин Ганов корреспондент/– Так для начала пожалуйста представьтесь пожалуйста.

М3 /Максим Судос дольщик/ – Меня зовут Максим Судас, а-а, я являюсь одним из дольщиков, а-а, объекта «Ленина сто девяносто пять ‘А’»

М2 /Константин Ганов корреспондент/ – А-а-, эта петиция, она, в результате чего родилась?

М3 /Максим Судос дольщик/ – А, петиция родилась в результате того, что, гм, сложилась такая ситуация, что застройщик монтажной компании  «Пэ Эр Холдинг», а, не выполнил свои условия по договору среди дольщиков которые полностью рассчитались, и выполнили со своей стороны условия, а, по, договору долевого участия, а-а, и соответственно несколько раз компания обманывала дольщиков, а-а, обещая всё каждый-, ну, каждый раз новые сроки а-а, сдачи дома передачи квартир долгожданным дольщикам. И соответственно это уже пятый или шестой обман, уже официальный, то есть это было документально подтверждено, что компания, с-с, вновь и вновь переносит сроки, ну и соответственно уже был крик души потому что там, у многих дольщиков в том числе и у меня, а-а, многодетный отец, у меня трое детей, да, я живу не в Барнауле, а в пригороде, езжу каждый день на работу, то есть есть определённые затраты, плачу ипотеку за эту квартиру, потому это был такой крик души именно чтобы обратить внимание. Потому что на притяжении двух лет, которые, гм, с даты нарушения сроков сдачи дома а-а, з-з, получается что, предпринимались действия а-а, дольщиками совместно были обращения в администрацию а-а, там, судебным приставам еще как-то подействовать повлиять на ускорение стройки, там, завершение, передачи квартир всё-таки, а-а, конечного результата, и поэтому соответственно, м-а, это был уже э-м-, метод отчаяния мы пытаясь хоть как-то привлечь к нам внимание. Потому что ничего абсолютно не происходило, всё было замкнуто.

М2 /Константин Ганов корреспондент/ – А-а, сейчас конкретно вы каких вы шагов добиваетесь от застройщика, от властей?

М3 /Максим Судос дольщик/ – Мы хотим а-а-а, конечного результата, получить свои квартиры, это тот результат которого мы хотим добиться. Больше нам в принципе а-а, ничего не нужно, дольщикам получить свои квартиры. А-а, тем самым мы привлекаем внимание властей, внимание застройщика, потому что на последн(ее) даже просьба встретиться с дольщиками, а-а, гм, представитель застройщика отказывает, то есть с нами уже не выходят на контакт. С нами уже соответственно не хотят встречаться на собраниях. А-а, и власти соответственно, на все наши обращения в прокуратуру, в администрацию, приходят отписки что вроде всё нормально вроде что-то движется, но при этом два года ничего не движется, то есть очень медленными темпами и, неизвестно когда это закончится.

М2 /Константин Ганов корреспондент/ – То есть вы обращались к дольщику, вы хотели с ним встретиться-,

М3 /Максим Судос дольщик/ – Застройщику.

М2 /Константин Ганов корреспондент/ – Застройщику да.

М3 /Максим Судос дольщик/ – Ну у нас было вот собрание буквально в воскресенье, приезжали ваши коллеги из «Вести», да, мы так приглашали а-а, застройщика а-а, чтобы он принял участие, какие-то пояснения дал, тоже давал интервью но интервью к сожалению он давал отдельно, как (нрзб) «Вести ЭФ ЭМ», совместно с дольщиками он не изъявил желание (нрзб.)

М2 /Константин Ганов корреспондент/ – Большая там группа была?

М3 /Максим Судос дольщик/ – Порядка тридцать пяти, сорока человек.

М2 /Константин Ганов корреспондент/ – Угу (нрзб.).

М3 /Максим Судос дольщик/ – Это то есть именно были дольщики которые имели в руках договора.

М2 /Константин Ганов корреспондент/ – А-а-а, это единственная группа или есть другие группы дольщиков которые, параллельно как-то борются за свои права?

М3 /Максим Судос дольщик/ – Ну возможно ещё какие-то есть которых мы не знаем, есть эта-, группа дольщиков просто оповещается, э-э, там, в канале «ватсап», да, что будет собрание там, приниматься какие-то меры может (нрзб.) кто-то хочет принять участие, приходят и принимают, со-о-, там соответственно принимаются только люди, которые имеют на руках договора долевого участия.

М2 /Константин Ганов корреспондент/ – Вот смотрите, вот ваши действия они к чему должны привести э-э, вот в ближайшее время?

М3 /Максим Судос дольщик/ – (Нрзб)

М2 /Константин Ганов корреспондент/ – Ну то есть к выплатам каких-то компенсаций потому(ш)-, ну по закону же они должны быть эти компенсации за то что (нрзб.)

М3 /Максим Судос дольщик/ – Мы в первую очередь требуем а-а, выполнить Федеральный закон двести четырнадцать который у нас в России принят для всех застройщиков и дольщиков, он регулирует отношения между застройщиком и дольщиком. Мы требуем чтобы соблюдался закон. Это единственное требование дольщиков чтобы, а-а, согласно него, а-а, работал и застройщик и дольщики. Дольщики по этому закону выполн(ят) по-, а-, свои требования полностью, в полном объёме.

М2 /Константин Ганов корреспондент/ – То есть застройщик вообще ничего по этому закону не выполнил, никаких компенсаций пока не давал?

М3 /Максим Судос дольщик/ – Почему-,

М2 /Константин Ганов корреспондент/ – (Нрзб.)

М3 /Максим Судос дольщик/ – Застройщик, застройщик делает, стройка как видите есть, она идёт, да то есть, но она идёт очень долго. По договору  конкретно нашего долевого участи конкретно моего, а-а застройщик, а-а, свои обязательства не выполнил. Коечный результат застройщика  передать мне квартиру в третьем квартал две тысячи семнадцатого года.

М2 /Константин Ганов корреспондент/ – Угу.

М3 /Максим Судос дольщик/ – На дворе у нас третий квартал две тысячи девятнадцатого года, то есть два года с того момента когда в моём договоре была прописана передача квартиры-,

М2 – Не это это я в курсе, это я понял-,

М3 /Максим Судос дольщик/ – Она нарушена, он не выполнил по этому закону с-, на-, а-а, св-, мои а-а, определённые требования (нрзб.).

М2 /Константин Ганов корреспондент/ – Вот по этому же закону или по другим законам то есть если не вовремя, то должен выплачивать либо какие-то компенсации либо какие-то штрафы.

М3 /Максим Судос дольщик/ – Возможно возможно конечно, ну я не знаю Федеральный закон если это предусматривает значит должен.

М2 /Константин Ганов корреспондент/ – Да, и-и, пока не выплатит ничего?

М3 /Максим Судос дольщик/ – Ну, мне конкретно ничего не выплачивал. Дольщикам, возможно что-то кому-то выплачивал. На данный момент а-а, зна(я) что на последнем собрании никому никаких выплат не было. Среди собравшихся дольщиков, а-а, вчера буквально это было, да, э-э, в воскресенье, э-э, никаких выплат никаких компенсаций никому не было (нрзб.).

М2 /Константин Ганов корреспондент/ – Всё понятно. Спасибо. Так, всё записали? (Нрзб.) здорово. [шуршание] Попытался добиться от вас что вот он не выплачивает. Мало того что не вовремя сдаёт ещё и не выплачивает.

М* – Нет ну а что значит он (платил) (нрзб.)

М2 /Константин Ганов корреспондент/ – Да это понятно что (нрзб.)

М3 /Максим Судос дольщик/ – Никто (нрзб.) на компенсации(и) не надеется просто (нрзб.) Там уже понятно что (никому не выплач (нрзб.)

М2 /Константин Ганов корреспондент/ – Там по состоянию долго ещё?

М3 /Максим Судос дольщик/ – Ну, в этом в этом состоянии уже (год) примерно (давно). В таком состоянии ну примерно год. То есть это вот так уже знаете. (Ну) вчера два было, два рабочих там (ходило), ну представляете шес-, шестнадцатиэтажный дом, два рабочих на шестнадцатиэтажный дом. Ну сколько будут строить два рабочих?  Это скорее всего лет пятьдесят если в таком темпе. Вот поэтому, как бы, даже непонятно. (Нрзб.) раньше как-то хоть что-то ну, там (нрзб.) началась просрочка там хотя бы, кран двигался, хотя бы (что-то поднимал), (что-то было, вообще сейчас ничего. Просто вот женщина (выехала) она вот живёт в соседнем доме, вот я наблюдаю, она говорит «просто вот месяц, вообще никого не было, просто ни одной живой души, один сторож ходит», (нрзб.) летом (нрзб.)

М* – Да, сейчас зима начнётся.

М3 /Максим Судос дольщик/ – Там (уже) шестнадцать этажей, они отсырели, там плесень уже, всё так обросла уже (нрзб.). Там крышу не доделали, вода течёт, сейчас дожди идут (нрзб.)

М2 /Константин Ганов корреспондент/ – (Нрзб.) здоровья.

 

Длительность 13 мин. 42 с

 

Конец спорной фонограммы

 

 

Подать жалобу

Проект реализуется при поддержке Фонда Президентских грантов, единого оператора грантов Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества

Сайт Фонда президентских грантов